• индивидуальную (частную);
  • государственную (общественное обладание);
  • общинно-коммунальную.
  • В кодексе детально регламентированы права собственника земельного участка, сервитут, порядок раздела недвижимого имущества между наследниками, залог земли и т. п.

    Кодекс Наполеона уничтожил различие между родовым и благоприобретенным имуществом, запретил субституции, разрешил мену недвижимых имуществ.

    3. В соответствии с Кодексом Наполеона «договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо».

  • принцип согласия обязываемой стороны. Под согласием сторон французская доктрина понимает согласие воль (внутреннего психического акта). Кодекс называет случаи возможного искажения воли: если согласие дано вследствие заблуждения или получено путем насилия или обмана;
  • достижение брачного возраста (для мужчин — 18 лет, для женщин — 15лет);
  • не состоять в другом браке;
  • Запрещался брак между лицами, находящимися между собой в определенной степени родства или свойства.

    Взаимоотношения между мужем и женой строились на основе власти и подчинения: «Муж обязан оказывать покровительство своей жене, жена — послушание мужу».

  • мать получила реальное право давать согласие на брак своих детей.
  • 1. Гражданский кодекс Франции 1804 г., именуемый с 1807 г. также Кодексом Наполеона, в качестве субъектов гражданского права признает только физических лиц.

    Помимо права собственности Кодекс Наполеона знает и другие вещные права: право на чужие вещи (узуфрукт, проживание в чужом доме, сервитут, право залога), владение, держание.

    Понятие предмета договора совпадает с понятием предмета обязательства. Принципы, на которых строятся договорные отношения, таковы:

      Помимо договора к основаниям возникновения обязательств кодекс относит причинение вреда.

    • согласие родителей для детей, не достигших определенного возраста (сын — 25 лет, дочь — 21 год).
    • Кодекс допускал развод. Его причинами могли быть: прелюбодеяние; злоупотребление, грубое обращение или тяжелые обиды одного из супругов в отношении другого; присуждение одного из супругов к тяжкому и позорящему наказанию; взаимное и упорное желание супругов развестись.

      Следствием власти мужа является ограниченная правоспособность и практически полная недееспособность замужней женщины. Недееспособность женщины означала, что она не могла самостоятельно осуществлять никакие юридические действия, как судебные, так и внесудебные.

      Относительно внебрачных детей закон допускал возможность их узаконения, однако только на добровольных началах.

    • отменены некоторые формальности, мешающие заключению брака;
    • В 1816 г. был отменен развод, но в 1884 г. восстановлен в новом виде: он рассматривался как санкция за виновное поведение супруга, поэтому развод по взаимному согласию не восстанавливался. Перемены во взаимоотношениях родителей и детей выразились в ослаблении отцовской власти, расширении прав детей и прав матери.

      5. Кодекс разрешал наследование по закону и по завещанию. Однако завещательная свобода была ограничена и поставлена в зависимость от того, оставил наследодатель детей или нет. При одном ребенке можно было распоряжаться по завещанию половиной имущества, при двух детях — одной четвертью имущества. Если детей не было, но имелись родственники, восходящие по одной линии, то завещатель распоряжался тремя четвертями имущества, а если оставались родственники, восходящие по обеим линиям, — половиной имущества.

      Свободное от завещательного распоряжения имущество наследовалось по закону. Право наследования имели родственники до двенадцатой степени. Ближайшая степень родства исключала дальнейшую. При отсутствии родственников с правами наследования имущество переходило к пережившему супругу. В 1917г. круг наследников был ограничен шестой степенью родства.

      Гражданский кодекс Франции 1804 г.

      При определении объема прав кодекс исходит из принципа юридического равенства.

      2. На содержание статей, посвященных праву собственности, наибольшее влияние оказали революционное законодательство и римское право. Гражданский кодекс не дает определения права собственности, а только перечисляет основные правомочия собственника — пользование и распоряжение вещами. При этом провозглашается абсолютный характер собственности. Кодекс в зависимости от субъекта права подразделял собственность на:

    • принцип незыблемости договора: «Соглашения, законно заключенные, занимают место закона для тех, кто их заключил. Они могут быть отменены лишь по взаимному согласию сторон или по причинам, в силу которых закон разрешает отмену. Они должны быть выполнены добросовестно».
    • В кодексе рассматриваются различные виды договоров: дарения, мены, купли-продажи, найма. Наибольшее внимание уделяется договору купли-продажи. Договор считается заключенным, когда достигается соглашение по поводу вещи и цены. Одновременно происходит переход права собственности на покупателя. Цена вещи определяется по усмотрению сторон.

      4. Кодекс рассматривает брак как договор, для заключения которого необходимо было выполнить ряд условий:

    • взаимное согласие супругов (как в любом договоре — принцип согласия обязываемой стороны);
    • Имущественные отношения супругов определялись брачным договором, заключенным до совершения брака. По общему правилу, если в брачном договоре специально не было предусмотрено иное, имущество жены поступало в управление мужа и он распоряжался доходами с этого имущества.

      Несовершеннолетние дети находились под властью родителей до достижения совершеннолетия или до эпансипации — освобождения из-под власти.

      В конце XIX — начале XX вв. были внесены изменения, касающиеся порядка заключения брака:

    • урегулирован вопрос о заключении брака незаконнорожденным ребенком;
    • Гражданский кодекс Наполеона 1804 г .

      Гражданский кодекс Наполеона 1804 г . Как отмеча­лось выше, уже в ходе революции 1789-1794 гг. были уп­разднены многие чисто средневековые гражданско-правовые институты и заложены основы современного права. Но только в начале XIX в., в период правления Наполеона Бо­напарта, сформировались, наконец, необходимые условия для принятия единого и стабильного гражданского кодекса.

      В его разработке приняли участие такие видные фран­цузские юристы, как Порталис, Тронше, Мальвиль и др., опиравшиеся на римское право, дореволюционную судеб­ную практику и кутюмы, которые они переработали в соот­ветствии с потребностями нового общества. Первый консул лично участвовал в обсуждении ряда статей Кодекса. Он устранил из проекта некоторые положения, которые ассо­циировались с революцией, а теперь, в послереволюцион­ный период, представлялись чрезмерно радикальными.

      Несмотря на отдельные консервативные отступления, именно в Кодексе Наполеона гражданское право Франции нашло свое классическое выражение. Поэтому и сам Кодекс имел для своей эпохи революционное значение, сыграл ис­ключительно важную роль в разработке и утверждении многих принципов нового гражданского права.

      Кодекс отличался стройностью изложения, сжатостью юридических формулировок и дефиниций, определенностью и четкостью трактовки основных понятий и институтов гра­жданского права. ГК Наполеона насчитывал 2281 статью и состоял из вводного титула и 3 книг. Его структура отрази­ла схему построения институций римского права: лица, вещи, наследование и обязательства. Данная структура Кодекса получила в гражданском праве название институционной.

      Первая книга («О лицах») переводила такие общие идеи своей эпохи, как равенство и свобода, на конкретный язык гражданско-правовых норм. Согласно ст. 8 ГК, «всякий фран­цуз пользуется гражданским правом». Таким образом, прин­цип равенства лиц в частноправовой сфере проводился законодателем с наибольшей последовательностью. В ст. 7 специально подчеркивалось, что осуществление граждан­ских прав не зависит от «качества гражданина», которое может изменяться в конституционном законодательстве. Гражданское право, предусмотренное Кодексом, не распространялось лишь на иностранцев.

      Характерной чертой ГК Наполеона было то, что в нем отсутствовало понятие юридического лица. Это объяснялось тем, что в начале XIX в. капитализм еще не вышел за рам­ки индивидуалистических представлений, а потому любой гражданин выступал в имущественном обороте, как прави­ло, самостоятельно (в качестве физического лица). Более того, сам законодатель испытывал определенное недоверие ко всякого рода объединениям, опасаясь, что под их видом возродятся цеховые и иные феодальные корпорации. Эта позиция нашла свое отражение еще в законе Ле Шапелье 1791 г .

      Делая шаг назад по сравнению с революционным зако­нодательством, ГК восстановил «гражданскую смерть» как меру уголовного наказания (в соответствии с этим наказа­нием осужденный терял собственность на все имущество, «как если бы он умер естественным образом»), установил ряд ограничений в гражданских правах для женщин (так, женщины не могли быть свидетелями при составлении ак­тов гражданского состояния).

      В первой книге закреплялись также основные принци­пы семейного права. В этой сфере Кодекс заметно отличал­ся от ряда положений революционного периода, когда дек­ларировалось равенство личных и имущественных прав женщин и мужчин, была ослаблена отцовская власть над детьми и т.д.

      Хотя отдельные статьи ГК Наполеона подчеркивали равенство мужа и жены, например: «Супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке» (ст. 212 и др.), в целом мужчина занимал в семье господствующее положе­ние. Согласно ст. 213, «муж обязан оказывать покровитель­ство своей жене, жена — послушание мужу». Муж имел право определять место жительства для семьи, жена была обязана следовать за своим мужем.

      Весьма характерны статьи Кодекса, касающиеся раз­вода по причине неверности одного из супругов. По ст. 229 прелюбодеяния жены было достаточно, чтобы муж мог тре­бовать развода. Статья 230 иначе определяла право жены на развод в случае неверности мужа: «Жена может требо­вать развода по причине прелюбодеяния мужа, если он дер­жал свою сожительницу в общем доме». Это унизительное для женщины условие было отменено только в 1884 г .

      Неравноправие женщины проявилось также в ее иму­щественном положении в семье. По общему правилу предусматривался режим общности для имущества мужа и жены. При таком режиме распоряжение семейным имуществом полностью предоставлялось мужу, который мог действовать без участия и согласия жены. Кодекс предусмотрел возмож­ность и иных имущественных отношений супругов, в частно­сти режим раздельного владения. Но даже в этом случае жена, пользуясь своим имуществом и доходами от него, не могла отчуждать без согласия мужа свою недвижимость.

      ГК устанавливал неравные права мужа и жены и в от­ношении детей. Родительская власть, о которой говорилось в первой книге, по существу была сведена к отцовской вла­сти. Отец, имевший «серьезные поводы к недовольству по­ведением ребенка, не достигшего 16 лет», мог лишить его свободы на срок до одного месяца.

      Сыновья, не достигшие 25 лет, и дочери до 21 года не имели права вступать в брак без согласия их отца и матери, но в случае разногласия между родителями принималось во внимание мнение отца.

      Кодекс в принципе допускал возможность признания отцом своих внебрачных детей, но ст. 340 запретила оты­скание отцовства. Это реально ухудшило положение детей, родившихся вне брака, даже по сравнению с дореволюци­онным законодательством.

      Но в целом нормы семейного права в ГК Наполеона имели для своего времени прогрессивное значение. Кодекс секуляризовал брак, развивая тем самым положения Кон­ституции 1791 г . о том, что брак — гражданский договор; подтвердил введенный в период революции развод, что оз­начало разрыв с требованиями канонического права. Прав­да, в 1816 г ., после реставрации Бурбонов, в условиях усиления влияния католической церкви гражданский развод был отменен и восстановлен лишь в 1884 г .

      Вторая книга («Об имуществах и различных видоиз­менениях собственности») посвящена регламентации вещ­ных прав и также исходила из классической римской клас­сификации: право собственности, узуфрукт, узус и др.

      В Кодексе ликвидировалось дореволюционное деление имущества на родовое и благоприобретенное и на первый план было выдвинуто деление вещей на движимые и не­движимые.

      Центральное место во второй книге ГК занял институт собственности. В трактовке права собственности, восприня­той Кодексом, виден отказ от феодальных представлений об условности, расщепленности и родовом характере вещ­ных прав. ГК использовал римскую трактовку понятия собственности как абстрактного и абсолютного права. Статья 544 гласила: «Собственность есть право пользоваться и рас­поряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами».

      В этом определении законодатель подчеркивает уни­версальный индивидуалистический характер права собст­венности. Развивая революционные представления о незыб­лемости и «неприкосновенности» права частной собствен­ности, Кодекс предусматривал, что собственник «не может быть принуждаем к уступке своей собственности, если это не делается по причине общественной пользы и за справед­ливое и предварительное возмещение».

      Индивидуалистический подход к праву собственности в ГК Наполеона проявился также в широкой трактовке пра­вомочий земельного собственника. Статья 522 предусмат­ривала: «Собственность на землю включает в себя собст­венность на то, что находится сверху, и на то, что находит­ся снизу».

      Практически это означало, что собственник земли ста­новился полным и абсолютным хозяином всех природных богатств, обнаруженных на его участке. Такая редакция статьи оказалась нереальной и весьма невыгодной для про­мышленников. Она не учитывала и интересы государства в целом. Уже в 1810 г . она была пересмотрена специальным законом, предусмотревшим, что рудники могут эксплуатироваться лишь на основании концессии, предоставленной государством.

      В третьей, наиболее значительной по объему книге ГК («О различных способах, которыми приобретается собст­венность») указывалось, что собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения, по завещанию или в силу обязательств (ст. 711).

      ГК подтвердил произведенную еще в период револю­ции отмену феодальных принципов наследования. Наслед­никами умершего становились в определенной, указанной в законе последовательности дети и иные нисходящие, а так­же восходящие и боковые родственники до 12-й степени родства.

      Наследственные права внебрачных детей по Кодексу были значительно сужены по сравнению с правом эпохи революции. Такие дети могли наследовать лишь в том слу­чае, если были признаны в законном порядке, причем толь­ко имущество отца и матери, но не иных родственников.

      Кодекс расширил свободу завещаний и дарений, кото­рые нередко использовались для обхода законного порядка наследования. Однако французский законодатель занял в этом вопросе компромиссную позицию, не последовав при­меру английского права, признавшего полную свободу завещания.

      Дарение или завещание не могло превышать половины имущества, если после смерти лица, совершавшего завеща­тельное распоряжение, оставался один законный ребенок, 1/3 имущества — если оставалось двое, 1/4 — трое и более детей. При таком порядке наследования за законными детьми резервировалась большая часть имущества, которое дели­лось между ними поровну вне зависимости от возраста и пола. Таким образом, статьи ГК о наследовании способство­вали дроблению семейных имуществ.

      Основное место в третьей книге законодатель отводит обязательственным, прежде всего договорным, отношени­ям. В точных и ясных положениях договорного права ГК можно видеть много определений, восходящих к известным суждениям римских юристов. Так, договор рассматривался как соглашение, посредством которого одно из нескольких лиц обязывается «дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо».

      Французский законодатель позаимствовал из римского права и развил в Кодексе идею о равенстве сторон в догово­ре, о его добровольности и непреложности. Согласие сторон являлось необходимым условием действительности догово­ра. По ст. 1109 «нет действительного согласия, если согла­сие было дано лишь вследствие заблуждения или если оно было исторгнуто насилием или достигнуто обманом».

      Законодатель не устанавливал каких-либо условий, относящихся к содержанию договоров, их выгоде или невы­годе. Характерна в этом отношении ст. 1118, согласно кото­рой по общему правилу убыточность соглашения не может опорочить договор. «Соглашения, законно заключенные, — гласила ст. 1134,- занимают место закона для тех, кто их заключил».

      В случае неисполнения договора, в котором предусмат­ривается обязательство должника предоставить вещь кре­дитору, последний мог требовать через суд передачи ему этой вещи. По ст. 1142 «всякое обязательство сделать или не делать приводит к возмещению убытков в случае неис­полнения со стороны должника».

      В Кодексе содержались общие указания, относящиеся к условиям заключения и содержанию отдельных догово­ров: купли-продажи, мены, хранения, найма, товарищества и т.д. Но примечательно, что в нем почти не было статей, регламентирующих отношения между хозяевами и рабочи­ми, хотя для капиталистического общества Франции трудо­вой договор имел огромное значение.

      Сами предприниматели, считавшие в то время за норму интенсивную эксплуатацию наемного труда, рассматри­вали государственное вмешательство в трудовой договор как явно нежелательное явление. Те отдельные положения, ко­торые имелись в Кодексе по трудовым отношениям, свиде­тельствовали об открытой поддержке интересов хозяев. Так, в ст. 1781 (она была отменена при Наполеоне III в 1868 г .) говорилось: «Хозяину верят в отношении его утверждений: о размере жалования, об оплате вознаграждения за истек­ший год и о платежах, произведенных в счет вознагражде­ния за текущий год».

      При соблюдении указанных в ГК общих условий дого­вора любому лицу предоставлялась полная свобода деятель­ности, свобода выбора контрагентов и определения содер­жания договоров. Кодекс, таким образом, юридически за­крепил в имущественном обороте свободу личности, свобо­ду предпринимательской деятельности.

      В период господства свободной конкуренции каждый французский предприниматель стремился сохранить за со­бой в области договора максимальную свободу, возможность действовать по своему усмотрению, без мелочной государ­ственной опеки и регламентации. Поэтому свобода договора в то время находила свое выражение не только в свободе волеизъявления сторон, но и в автономии личности, в госу­дарственном невмешательстве в договорные отношения по принципу либерализма laissez faire , laissez passer .

      Нормы ГК Наполеона были посвящены самым общим вопросам имущественного оборота. Они не регламентирова­ли целый ряд специфических сторон торговой деятельно­сти предпринимателей (коммерсантов). В 1807 г . после се­рии скандальных банкротств был принят специальный Тор­говый кодекс (ТК), дополнивший ГК Наполеона положе­ниями о юридических действиях, совершаемых коммерсантами. Этот кодекс закрепил во французской правовой сис­теме, а затем и в праве других стран континентальной сис­темы дуализм частного права, т.е. деление его на граждан­ское и торговое.

      По объему (648 статей), а главное, по юридической тех­нике ТК значительно уступал Гражданскому кодексу. Он состоял из 4 книг, в первой из которых содержались общие положения, относящиеся к коммерсантам, торговым кни­гам, товариществам, разделу имуществ, торговым биржам, биржевым агентам и маклерам, комиссионным сделкам, век­селю и т.д.

      В ст. 1 коммерсант определялся как «лицо, которое со­вершает торговые акты в порядке осуществления своих обычных занятий». Далее указывалось, что жена не может быть коммерсанткой без согласия своего мужа. ТК возло­жил на коммерсантов, а равно и на торговые товарищества (полные, коммандитные) обязанность «день за днем» вести торговую отчетность (ст. 8).

      Вторая книга ТК была посвящена вопросам междуна­родной и морской торговли. Она устанавливала правовой статус морского судна, содержала ряд правил, относящих­ся к морской перевозке и страхованию, к морским делик­там и к аварии. Третья книга регулировала порядок бан­кротства, четвертая была связана с торговой юрисдикцией, с особыми торговыми судами и с процессом.

      Торговый кодекс во многих отношениях был составлен менее удачно, чем ГК. Он в большей степени опирался на нормы дореволюционного права, в частности на знаменитые ордонансы Кольбера «О торговле» (‘ 1673 г .) и «О мореплава­нии» ( 1681 г .). В нем были и внутренние противоречия, и очевидные пробелы. Так, столь важной торговой сделке, как купля-продажа, в ТК посвящалась лишь одна статья, и су­дам при рассмотрении споров между коммерсантами при­ходилось руководствоваться общими положениями ГК о купле-продаже.

      Вовсе отсутствовали в ТК общие положения, касаю­щиеся банковских и страховых операций. Текст ТК начал перерабатываться буквально с момента его принятия, а не­редко просто дополнялся самостоятельным торгово-промыш­ленным законодательством.

      Shpory_IGZPS / 52. Кодекс Наполеона 1804 г. Общая характеристика

      52. Кодекс Наполеона 1804 г. Общая характеристика.

      Документ был принят в эпоху, когда с огромным трудом страна выходила из революционной смуты, а перед Бонапартом стояла сложнейшая задача стабилизировать государство и дать твердую юридическую базу новому порядку. К началу Великой французской революции 1789-94 годов север страны в основном жил по германскому обычному праву (от слова «обычай»), юг — по римскому. Законы разнились от провинции к провинции и даже от города к городу: в стране действовало 366 (!) местных кодексов. 13 июля 1800г Наполеон создал комиссию, в которую вошли видные юристы практики и ученые (судьи, практикующие юристы). Проект был создан в сжатые сроки (4 месяца) направлен на путь, который проходит обычный закон (рассмотрение в гос совете, трибунате, законодат корпусе и сенате). Но в Трибунате он встретил оппозицию и был забрит, так как содержал значительные отступления от революционного законодательства. Правительство забрало проект на доработку, а Наполеон тем временем исключил из трибуната этих критиков, и ввел более лояльных членов. В результате проект был утвержден и вступил в силу 21 марта 1804 г. В 1807 был переименован в кодекс Наполеона, а в 1816 обратно в гражданский. Кодекс сыграл огромную роль в упрочении буржуазных отношений во Франции, где (с многочисленными поправками) действует по сей день. Он стал образцом для создания гражданских кодексов в Италии, Бельгии, Голландии, Польше, Швейцарии и других странах. Кодекс Наполеона воплощает и развивает гражданско-правовые принципы: юр равенства, законности, единства права, свободы. Источники: Доктрины, революционное законодательство, французское обычное право, римское право. Структура – институционная система: 2281 статьи, в книгах, разделах, главах, отделениях (рецепция римского п) . Состоит из 3 книг: 1 – лица, 2 – имущество, собственность, 3 – способы приобретения собственности. Субъекты гражданского права – только физические лица, объем прав – юр равенство (не ввели юр лиц из-за боязни возобновления феодалов). Право собственности: В трактовке права собственности по кодексу виден возврат от феодальных представлений об условности и родовом характере вещных прав к римскому понятию собственности как абстрактного и абсолютного права. Виды собственности: частная, государственная, общинно-комунальная. В кодексе детально регламентированы права собственника земельного участка, сервитут, порядок раздела недвижимого имущества между наследниками, залог земли и т. п. Помимо права собственности Кодекс Наполеона знает и другие вещные права: право на чужие вещи (узуфрукт – передавался по наследству, оставался неизменным даже при смене собственника; сервитут, право залога), владение, держание. Кодекс Наполеона уничтожил различие между родовым и благоприобретенным имуществом, разрешил мену недвижимых имуществ. Обязательственное право: договор рассматривался как соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются «дать что-либо, сделать что-либо или не делать что-либо». Свобода договора (нет принуждению, содержание определяется по воле сторон). Стороны равны. Законно заключенные соглашения не могут быть расторгнуты односторонними действиями и что соглашения обязывают и ко всем последствиям. Виды договоров: дарения, мены, купли-продажи, найма. Также предусмотрено возникновение обязательств из деликта. Но примечательно, что в нем почти не было статей, регламентирующих отношения между хозяевами и рабочи­ми, хотя для капиталистического общества Франции трудо­вой договор имел огромное значение. ГК за­крепил в имущественном обороте свободу личности, свобо­ду предпринимательской деятельности. Семейное право: Брак рассматривается как договор (венчание в церкви по желанию), для заключения которого нужно выполнить условия: 1) Взаимное согласие супругов и их родителей (преимущество у отца); 2) Брачный возраст М 18, Ж 15; 3) Отсутствие другого брака и родства. Основания для развода: прелюбодеяние, осуждение супруга на тяжкое наказание, взаимное желание. Семя патриархальна, у жены ограниченная правоспособность и дееспособность (не могла самостоятельно осуществлять никакие юридические действия, как судебные, так и внесудебные).Имущественные отношения супругов определялись брачным договором, заключенным до совершения брака. По общему правилу, если в брачном договоре специально не было предусмотрено иное, имущество жены поступало в управление мужа и он распоряжался доходами с этого
      имущества. Несовершеннолетние дети находились под властью родителей до достижения совершеннолетия. Отцовство можно признать только добровольно (для внебрачных детей).
      Наследственное право Кодекс разрешал наследование по закону и по завещанию. Однако завещательная свобода была ограничена и поставлена в зависимость от того, оставил наследодатель детей или нет. При одном ребенке можно было распоряжаться по завещанию половиной имущества, при двух детях — одной четвертью имущества. Если детей не было, но имелись родственники, восходящие по одной линии, то завещатель распоряжался тремя четвертями имущества, а если оставались родственники, восходящие по обеим линиям, — половиной имущества. Свободное от завещательного распоряжения имущество наследовалось по закону. Право наследования имели родственники до двенадцатой степени. Ближайшая степень родства исключала дальнейшую. При отсутствии родственников с правами наследования имущество переходило к пережившему супругу.

      Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

      Гражданский кодекс 1804 года

      Разработка кодекса

      Законодательство Революции XVIII в. коренным образом преобразовало французское частное право в его принципах. Однако техническая сторона права, многочисленные конкретные правоположения, касавшиеся реализации имущественных, обязательственных, личных прав, оставались на предреволюционном уровне и весьма запутанными. Накануне Революции Франция подразделялась в правовом отношении на две области: писаного права и кутюмного права. Писаное право, в основе своей рецепированное римское право, господствовало на Юге страны. Кутюмное право, зафиксированное в XVI в. (см. § 36), доминировало в Центре и на Севере. Помимо различия источников и разного отношения к законодательству, писаное и кутюмное право различались институционно: одно отдавало приоритет частным правомочиям, другое – семейной собственности, в первом признавался институт главы семейства, во втором – наличествовало примерное равенство супругов в общих делах и т. п. Сохраняли значение королевские ордонансы, каноническое право, феодальные обычаи. По образному выражению Вольтера, в XVIII в. право приходилось «менять так же часто, как переменяешь лошадей».

      Кодификация, которая бы имела централизованное значение, развивалась медленно. Самый крупный шаг был сделан во второй четверти XVIII в. под руководством известного правоведа канцлера Дагессо. По его мысли, задачей модернизации права должно было стать «сведение всех кутюмов к одному». Реализована эта задача была только частично: Ордонанс о дарениях (1731), Ордонанс о завещаниях (1735), Ордонанс о субституциях (1748) были в большей степени собраниями процессуальных правил. Они не отменили действия всех других источников права и только повышали в гражданской юстиции преобладающее значение Парижского кутюма.

      Требование единого кодекса гражданских законов, ясных и простых, было одним из важных в общественной критике «старого режима». Как одну из политических задач провозгласила Конституция 1791 г. создание «кодекса гражданских законов, общих для всего королевства» (ст. 1).

      К конкретной работе над кодификацией гражданского права Комитет гражданского, уголовного и феодального законодательства, созданный Национальным конвентом, приступил только в январе 1793 г. Разработка уголовного кодекса представлялась тогда более настоятельной задачей; вместе с тем она была и более простой. Руководил кодификационными работами Ж. Ж. Р. Камбасерес, видный правовед, впоследствии сподвижник и политический союзник Наполеона.

      В августе 1793 г. Камбасерес представил Конвенту проект гражданского кодекса. Он был составлен в духе исторических традиций французского частного права, сочетая римское и кутюмное право, одновременно закрепляя важнейшие революционные преобразования. Излишняя юридичность проекта показалась бесполезной левому крылу Конвента, которое вело политическое наступление на конституционный строй и Республику. Поэтому, частично принятый, проект был отложен.

      Второй проект был разработан новым законодательным комитетом Конвента в сентябре 1794 г. В проекте было всего 297 статей, с тем чтобы «отделить принципы от их развития и изложения» (как было сказано во вступительной записке). Такая политико-правовая декларация в сфере частного права была бесполезна для практики. К тому же после термидорианского переворота политическая ситуация вновь изменилась, и проект был отвергнут.

      Третий проект, составленный по поручению Директории, Камбасерес представил в Законодательный корпус в июне 1796 г. Проект был «образцом в отношении метода и точности» (как его назвали позднее), конкретен и обладал всеми кодификационными достоинствами. Он был в целом одобрен, но в действие введены только две первые статьи. Государственно-политические преобразования в стране вновь отложили завершение столь важной и настоятельной правовой проблемы. Это, в частности, вызывало обоснованное недовольство крестьянства и многочисленной буржуазии, опасавшейся за посягательство на свои собственнические права, завоеванные в ходе Революции.

      Правительство Наполеона Бонапарта рассматривало поэтому завершение кодификации гражданского права как одну из важнейших задач. В августе 1800 г. была сформирована новая комиссия для подготовки кодекса в духе «равенства, справедливости и естественных оснований». Комиссию составили четверо известных правоведов, судей высшего, Кассационного суда: Ф. Д. Тронше, Ж. М. Порталис, Ф. Ж. Бито, Ж. Малевиль. К январю 1801 г. проект был в основном готов. Составители многое взяли в своей работе из предыдущего опыта, в частности из проекта 1796 г., опирались на известную им дореволюционную юридическую литературу. Соответственно духу общей стабилизации, который диктовался режимом Консульства, составители во многих вопросах вернулись на позиции предреволюционного права, сохраняя революционные преобразования только в общем отрицании феодального режима, а также в принципах гражданского равенства. Консерватизм составил одну из важнейших черт общего подхода комиссии к делу кодификации. «Законы должны щадить обычаи, – писал Порталис в объяснительной записке к проекту. – В нынешние времена мы слишком полюбили перемены и реформы; если в области установлений и законов века невежества служили ареной злоупотреблений, то века философии и просвещения слишком часто являлись ареной крайностей».

      Проект встретил оппозицию в Трибунате. Это, в частности, стало одной из конкретных причин его реорганизации и утверждения новой законодательной процедуры в Конституции 1802 г. Начиная с сентября 1802 г. по февраль 1804 г. прошло утверждение проекта в Законодательном корпусе. Обсуждение заняло свыше 100 заседаний Государственного совета, которым руководили или Камбасерес, или лично Наполеон. Наполеону принадлежала важная роль в отстаивании общих начал проекта и в ряде поправок, внесенных в будущий кодекс. В частности, Первый консул настоял на признании права на развод по обоюдному согласию, на запрещении поисков отцовства для внебрачных детей, на некоторых имущественных и процессуальных привилегиях солдатам, на большей охране и гарантиях для недвижимой собственности. «Не имеет большого значения, – говорил Наполеон, – как тот или иной распорядится несколькими брильянтами или картинами, но судьба территориальной собственности не может быть безразлична для общества». Наполеон оказал особое влияние на то, чтобы кодекс был составлен подобно «геометрическим теоремам», ясным и простым языком. Хотя позднее он поставил под сомнение благотворность для прав собственности «слишком простых правил, предусматривающих всякий спорный случай».

      21 марта 1804 г. отдельные законопроекты (всего 36), посвященные отдельным институтам и областям права, были инкорпорированы воедино и опубликованы под названием Гражданского кодекса французов (2281 ст.). Все старые законы, ордонансы, кутюмы, частные статусы объявлялись утратившими силу. Этим завершилась кодификация частного права.

      Система и доктрина кодекса

      Гражданский кодекс 1804 г. был разработан в традиции французской цивилистики XVII-XVIII вв. Главной особенностью этой традиции было взаимное переплетение кутюмного и римского права. Такую задачу и сознательно поставили себе составители: «Мы совершали, если дозволено так выразиться, полюбовную сделку между писаным правом и кутюмами всякий раз, когда нам возможно было согласовать их правоположения или видоизменить одни посредством других, не прерывая единства системы и не покушаясь на общий их дух». Такая традиция позволила сделать новые институты права действительно едиными для всей страны.

      Общая схема кодекса была позаимствована составителями из трудов крупнейших французских правоведов XVIII в. – прежде всего Ф. Буржона (автора трактата «Обычное право Франции и кутюмы Парижа», 1747). Для разделов об обязательном праве большое значение имели труды Р. Ж. Потье «Пандекты Юстиниана в новом порядке» (1748) и К. Ж. Оливье «Принципы римского гражданского права». Посредством этих трудов, а также собственной позиции составителей, римское и кутюмное право стали первыми по важности источниками доктрины и собственно текстов ГК.

      Содержание первых титулов кодекса, а также принципиальных правоположений, касавшихся гражданских прав и прав собственности, было сформулировано самими составителями, опираясь на принципы революционного законодательства и «Декларации прав человека и гражданина». Текст этих разделов во многом воспроизводил соответствующие нормы из проектов 1793-1796 гг. Хотя в главном революционное законодательство повлияло на то, что не включалось в кодекс из старого права.

      Еще одним важным источником правоположений ГК стали королевские ордонансы, изданные в XVII-XVIII вв. Некоторые из них – о дарениях, о субституциях, об актах гражданского состояния, о пользовании водами и лесами – были без значительных перемен включены в соответствующие разделы кодекса.

      В целом, главными источниками доктрины и текста нового ГК стали (1) предреволюционная догматика, которая, в свою очередь, представляла сплав римского и кутюмного права, и (2) революционное законодательство.

      Кодекс был построен по институционной системе. Эта система, восходящая к «Институциям» Юстиниана, была классической для распространенной во Франции школы рецепированного римского права. ГК был разделен на 3 книги: 1) О лицах, куда были включены разделы о гражданских правах вообще, актах гражданского состояния, семейном и опекунском праве; 2) Об имуществах и о различных видоизменениях собственности, где были собраны институты вещного права; 3) О различных способах, которыми приобретают собственность, включившая наследственное право, обращение имуществ в семье, договоры и иные обязательства. Институционная схема была существенно переработана: третья книга внутренне строилась с учетом уже пандектной систематизации обязательств. Но главное заключалось в том, что составители придавали традиционной систематизации новый естественно-правовой и рациональный смысл: «Три вещи необходимы и достаточны человеку в обществе, – говорил Камбасерес, обосновывая такую структуру еще для проекта 1793 г., – быть хозяином своей особы, иметь имущества для удовлетворения своих нужд и мочь располагать к наибольшему своему интересу своей особой и своими имуществами. Все гражданские права сводятся, итак, к правам вольности, собственности и заключения договоров».

      В большей степени институционной была система изложения правовых норм. Многие статьи не были собственно регулирующими правовые ситуации, а научающими: что такое движимое и недвижимое, что такое договор, те или другие виды обязательств и т. п. Это сделало кодекс в значительной степени дидактическим сочинением по праву, за что его впоследствии упрекали. Но такая дидактика одновременно сделала кодекс весьма понятным даже для не очень сведущих в праве.

      Составители ГК ориентировались на старую французскую традицию цивилистики. Исходя из этого, они абсолютизировали частное право. Право по закону (т. е. вытекающее из предписаний закона) в кодексе было уравнено с правом, вытекающим из частной сделки. Закон не мог вторгаться в содержание частных соглашений, в сферу частных прав.

      Многие нормы кодекса имели излишне общий характер. Это привело к тому, что многое отдавалось составителями на усмотрение судьи. В частности, судья сохранил право истолковывать правовые споры, основываясь на «обычаях мест», «обыкновениях употребления» и т. п.

      Гражданство и правоспособность

      В кодексе устанавливалось единое понятие французского гражданства и связанного с ним единства прав на основе полного равенства. В этом заключалось главное антифеодальное качество нового правопорядка. (Равенство правоспособности не было абсолютным, оно было соответственно своему времени: правоспособность женщин была ограничена семейным правом и преимущественными возможностями мужчин быть участниками оборота.) Гражданство в смысле пользования политическими правами отграничивалось от гражданства в частно-правовом смысле. Гражданскими правами (т. е. правоспособностью) наделялся каждый, имевший или приобретший особое «свойство Француза», которое сообщал конституционный закон. Гражданство можно было не только приобрести, но и утратить. Хотя, в отличие от принципов конституций 1791-1793 гг., ГК установил только частноправовые (не политические) основания к утрате гражданства; не допускалась потеря гражданства через приговаривание к наказаниям. Однако, как бы в компенсацию, вводился институт гражданской смерти (ст. 17), который повторял политическую смерть «старого режима». Права иностранных граждан во Франции были отличны от французов. Они определялись конкретными соглашениями с той или другой страной, и были уже или шире в зависимости от прав, предоставленных французам в этой стране. От иностранного гражданина также требовалось обязательное поручительство француза в случае обращения в суд; это было еще одним важным ограничением, правоспособности иностранцев.

      Гражданская дееспособность наступала в 21 год. После этого ограничения дееспособности были возможны только в рамках брачно-семейных отношений или вследствие опеки. Предусматривалась и возможность полного лишения дееспособности, названная по традиции римского права интердиктом. Широкие полномочия в этой инициативе были предоставлены суду и родственникам, что сделало такую опеку институтом архаичным и даже реакционным в правовом смысле.

      Вещные права

      В сравнении с правом эпохи «старого режима» круг вещных прав (т. е. форм обладания, пользования и распоряжения имуществами) был сокращен. Признавались только права собственности, правомерного использования и пользования в порядке сервитута.

      Центральным институтом вещного права было право собственности. Его понимание в ГК было важным новшеством: «Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее неограниченным порядком, лишь бы только это не производило такого использования, которое запрещено законами и уставами» (ст. 544). Согласно доктрине кодекса, собственность имела (1) абсолютный характер: права владельца практически ничем не ограничивались и допускались только изначально предписанные законом ограничения. Основываясь на положении Декларации 1789 г. и почти в тех же выражениях, кодекс закрепил (2) неприкосновенность и неотчуждаемость собственности. Еще одной важнейшей чертой собственности было предельно (3) широкое понимание режима собственности, исходя из почти абсолютного права акцессии (присоединения). Этот последний элемент собственности имел выраженно архаичный характер, заранее предполагая преимущество земельной собственности. Отдельные права не могли быть предметом коммерческого оборота (права пользования недрами, пространством были неразрывны с собственностью на участок земли).

      Кодекс выделял три вида собственности в зависимости от субъекта права: 1) индивидуальная, 2) государственная, или общественное обладание, 3) общинно-коммунальная. Преобладающее внимание уделялось частной собственности. Однако оговаривалось, что некоторые объекты могут быть только в государственной (порты, крепости и т. п.) или только в коммунальной собственности.

      Все вещи делились на 4 группы. Ранее господствовавшее в праве Франции подразделение на наследственные и на благоприобретенные теряло силу. В общем важнейшим было новое деление на вещи движимые и недвижимые, однако последовательно оно не было проведено, и по-прежнему значение сохранял порядок приобретения и отчуждения вещи. Первой группой признавалась собственно недвижимость (земля, дом – любой стоимости и размера). Второй– принадлежащие недвижимости в силу своего предназначения (мебель и убранство в доме, скот для обработки земли и т. п., висящие на деревьях плоды). Третьей группой были прочие движимые вещи. Четвертую составили особо ценные движимые вещи (деньги, драгоценности, частные бумаги, предметы роскоши, коллекции). Подразделение вещей было существенным для разных требований в отношении отчуждения, разных операций с ними, заклада и т. п.

      Собственники недвижимости располагали большими преимуществами. Собственность на землю предоставляла также права и на «то, что ниже и выше» данного участка (ст. 552). Т. е. собственник имел практически неограниченные права использования своего участка, его обустройства, разработки недр. Недвижимость подвергалась только особой форме заклада ее – антихреза, причем должник сохранял право пользования даже в случае просрочки платежа. Недвижимость занимала привилегированное положение при сделках с нею: если продавец терпел значительный ущерб в силу бедственных условий (свыше 60% стоимости), то сделку можно было расторгать в одностороннем порядке. Такие гарантии в особенности должны были обеспечить права мелких земельных собственников – крестьян, которые были главной фигурой социальной жизни той эпохи.

      Вторым по важности видом вещных прав стал узуфрукт (букв.: пользование плодами). Институт этот был разработан еще в римском праве. Однако в ГК он означал, по сути, особое право, примерно равнозначное наследственной аренде дореволюционной эпохи. Узуфруктуарий не был собственником, его права ограничивались использованием земли или вещи (например, сада, дома). Но он мог продать свой узуфрукт, заключать с ним другие сделки, передавать его по наследству, завещать. Права узуфруктуария охранялись даже перед собственником, который не мог произвольно лишить пользователя его права; если собственник продавал весь объект в целом, то право-пользование сохранялось и при новом собственнике. Такая замаскированная аренда, восходящая к предреволюционной ц е н з и в е , также была архаичным институтом (особенно, когда под узуфруктом понималось право пользования гражданскими доходами, т. е. по сути земельной ренты).

      Третьим видом вещных прав было пользование вещью. Конкретное число случаев было невелико: сельскохозяйственная аренда и проживание в доме. В отличие от узуфрукта это право не могло быть ни переуступлено, ни сдано в поднаем. Пользователь имел право использовать свое право только в личных интересах или для семьи, но не для коммерческого оборота и обогащения.

      Хотя владение не фигурировало в качестве самостоятельного права, во многих случаях оно охранялось отдельно. Такое охраняемое законами владение могло быть только добросовестным и только в случае, если обладатель добросовестно заблуждался относительно своих прав на вещь. Обладание вещами первой и второй группы при наличии добросовестности могло стать способом приобретения собственности на эти вещи (если проходили установленные ГК сроки исковой давности). Обладание движимыми вещами приравнивалось к праву собственности, если только вещь не была украдена.

      Обязательственное право

      Доктрина ГК была сугубо индивидуалистической. Частной сделке, отвечающей воле сторон, в нем был также придан почти абсолютный характер. Ничто и почти никак не могло ограничивать частных лиц. Поэтому главное место среди обязательств уделялось договорным (о второй группе – внедоговорных – говорилось лишь примерно в 20 статьях). Как правило, субъектом договора мог быть собственник, имевший все права распоряжения вещами. Другим случаям (например, рабочему найму, сложным коммерческим сделкам) почти не уделялось внимания.

      Одним из краеугольных принципов договорного права закреплялась свобода договора. Под этим подразумевалось, что (1) никто не может быть принужден к заключению соглашения, не соответствующего его намерениям, и что (2) содержание соглашения определяется только по воле заключивших его сторон. Ничто не могло быть основанием для одностороннего отказа от сделки: ни допущенные при ее заключении обман, ошибки (если только все это не превосходило определенную меру выгодности и нормальности и не грозило вообще уничтожить коммерческий оборот). Никакое вмешательство в сделку частных лиц не допускалось, если только она не противоречила закону, добрым нравам и общественному порядку. В истолковании последствий сделок и их выполнимости признавалась большая роль судьи.

      Вторым краеугольным принципом договорного права было положение об обязательной силе соглашений. Это означало, что (1) законно заключенные соглашения не могут быть расторгнуты односторонними действиями и что (2) соглашения обязывают и ко всем последствиям, которые могут вытекать из обычая или обыкновений коммерции. Принцип обязательной силы договоров был заново сформулирован в ГК (это сделал Порталис). В нем как нельзя более отражалось представление составителей о всемогуществе частной воли, индивидуализм кодекса.

      Помимо общих положений договорного права (возможности вступать с вещью в любые сделки – «дать что-либо, сделать или не делать что-либо»), в кодексе предусматривались 8 типичных и распространенных договоров: продажа, мена, наем вещей, работы или услуг, товарищество, ссуда, хранение, договор вероятной прибыли, залог. Архаичность в наибольшей степени проявилась в договоре найма: здесь предусматривалась только возможность для личного услужения и мелкой работы в сельском хозяйстве. Однако за договором вероятной прибыли (или рисковым) были видны реалии игры на бирже, азартные игры, финансовые операции с чисто денежными ценностями, подчиненные особым условиям выполнимости и возможных потерь.

      Вторым по важности источником обязательств признавалось причинение ущерба. Основной идеей ответственности за гражданский деликт (причинение ущерба, связанное с нарушением права) в ГК была виновность. Причинивший ущерб отвечал за деликт в случае как прямого умышленного действия в отношении чужой вещи или прав, так и в случаях небрежности и непредусмотрительности (ст. 1383). Хотя и здесь кодекс сохранял существенные архаические черты: так, лица, пребывающие в услужении или под присмотром других, не отвечали за содеянное – за них отвечали хозяева. Этим закреплялось как бы внутреннее подразделение на полную и неполную правоспособность (что было продолжением конституционных ограничений на политические права лиц, находящихся в услужении или не имевших самостоятельного заработка).

      Семейное право

      Самым важным новшеством в области брачно-семейного права было закрепление института только гражданского брака, заключавшегося государственными административными органами по правилам регистрации актов гражданского состояния. Брак был чисто светским, хотя потом не запрещалось проводить желаемые религиозные церемонии. Брачный возраст устанавливался в 18 лет для мужчины и в 15 лет для женщины. До достижения этого возраста браки могли заключаться только по особому разрешению главы государства. Однако до 25 лет мужчины и до 21 года женщины могли вступать в брак только при согласии родителей или семейного совета.

      Так же порывая с традицией канонического предреволюционного права, ГК признавал право на развод. Развод допускался в случае супружеской измены (хотя и по-разному понимаемой для мужа и для жены), в случае грубого обращения или взаимных оскорблений, в случае приговаривания одного из супругов к позорящему наказанию. Основанием для развода могло быть взаимное согласие супругов, проживших в браке от двух до двадцати лет. (Это правоположение вызвало особенно резкие нападки клерикальных кругов, и после восстановления официального значения католической церкви в период Реставрации было отменено – в 1816 г.) Для Наполеона, по требованию которого было внесено это положение, оно было одним из показателей гражданского равенства.

      Центральное место в семейном праве занял весьма консервативный по своему смыслу институт главы семейства (восходивший к pater familias римского права). Жена и дети в семье обязаны были выказывать послушание мужу в обмен на его «покровительство». Отец имел все права пользования имуществом не достигших совершеннолетия детей, на пользование имуществом жены или дохода с него (в зависимости от установленного брачным договором режима). Власть отца семейства могла приобретать и административный характер. За непослушание члены семьи могли быть подвергнуты заточению в тюрьму или в исправительный дом. Жену, уличенную в супружеской измене, муж мог единственно по личному усмотрению поместить в тюрьму на несколько месяцев. В качестве своего рода промежуточной меры перед разводом (или заменявшей его) – сохранялось католическое правило «отлучения от стола и ложа» – в виде «раздельного жительства». В случае ограничения или полного лишения жены дееспособности муж всегда оставался опекуном.

      От кутюмного права в кодекс был перенесен еще один институт – семейного совета. Некоторые вопросы (заключение брака, воспитание, наказание детей) требовали согласования с дедами и бабками. Они, например, в случае смерти мужа, оставившего беременную жену, назначали ей «попечителя чрева», который участвовал в управлении имуществами.

      Предпочтение интересов семьи (причем законной) оказало влияние и на наследственное право. Признавая традиционное деление на наследование по закону и по завещанию, кодекс значительно ограничил права завещателя распорядиться своими имуществами. В зависимости от состава семьи завещатель мог распорядиться лишь от 1/2 до 3/4 принадлежавшей ему собственности. Незаконнорожденные и не признанные при жизни дети практически устранялись от прав наследования, и, даже будучи признанными, имели право на меньшую долю, чем законные.

      Высокие квалификационные достоинства кодекса все же не сделали его вполне совершенным. В кодексе осталось немало противоречий, особенно между разными книгами. Ряд статей получил практическое значение только посредством богатой судебной практики. Довольно скоро, к концу XIX в., был поставлен вопрос о переработке ГК.

      Для своего времени ГК 1804 г. имел выдающееся значение. Это была поистине вторая гражданская конституция нового правопорядка. По оценке видного русского правоведа Е. В. Спекторского, кодекс «переводил на язык права вызванный революцией социальный переворот», тесно связанный с идеей частной и экономической свободы. Это была «золотая книга» французской буржуазии той поры.

      Наполеоновские завоевания открыли дорогу широкому распространению ГК по Европе, а затем и по всему миру. Он стал как бы одной из двух основных линий европейского права в целом.

      В 1807 г. кодексу было присвоено имя Наполеона. В период Реставрации наименование было снято, в годы Второй империи – временно восстановлено. Довольно скоро начались изменения в тексте. Однако в основе своей ГК 1804 г. и поныне составляет действующий свод гражданского права Франции.

      Гражданский кодекс 1804 год