Содержание:

Статья 27. Выходные данные

1. Положения о порядке указания выходных данных предусмотрены в Межгосударственном стандарте 7.4-95. Этот стандарт был принят Межгосударственным советом по стандартизации, метеорологии и сертификации и на территории России вступил в силу 1 июля 1996 г. Согласно п.3.11 ГОСТ выходные данные являются элементом выходных сведений. Выходные данные согласно п.3.3.6 ГОСТ 7.4-95 включают в себя:

место выпуска издания;

год выпуска издания.

Таким образом, видим, что элементы выходных данных периодических печатных изданий не совпадают с элементами выходных данных, предусмотренных в указанном ГОСТе. Вместе с тем анализ выходных сведений ГОСТ и предусмотренных в Законе о СМИ позволяет говорить о том, что законодатель в Законе о СМИ под понятием «выходные данные» имеет в виду не только непосредственно выходные данные, но и иные сведения, входящие в состав выходных сведений. Эти выходные сведения являются обязательными.

Рассмотрим выходные сведения, которые должны указываться согласно ГОСТу в периодических печатных изданиях. ГОСТ устанавливает не только перечень сведений, но и место и порядок их расположения. Следуя логике разработчиков ГОСТа, рассмотрим отдельно требования к выходным сведениям периодических изданий (кроме газет), затем газет, поскольку их выходные сведения отличаются друг от друга.

Выходные сведения периодических печатных изданий состоят из:

заглавия издания, частного заглавия выпуска;

сведений о редакторах, редакционной коллегии, составителях, художниках, корректорах;

международного стандартного сериального номера;

знака охраны авторского права («копирайт»).

К заглавию предъявляются следующие требования:

отражение специальной области, которому посвящено издание.

Заглавие помещается на титульном листе или совмещенном титульном листе, а также на первой странице обложки или передней сторонке переплетной крышки.

Надзаголовочные данные включают имя организации- издателя и помещаются над заглавием издания на титульном листе или совместном титульном листе, а при их отсутствии- на первой странице обложки или передней сторонке переплетной крышки.

Подзаголовочные данные включают:

Сведения, характеризующие тематику;

читательский адрес и целевое назначение;

имя организации- издателя в формулировке подзаголовочных данных;

сведения о периодичности, годе и месяце основания издания;

сведения об особенностях выпуска;

сведения об основном издании в отдельно изданном приложении.

Подзаголовочные данные помещают под заглавием издания на титульном листе или совмещенном титульном листе, а при их отсутствии- на первой или второй страницах обложки или передней сторонке переплетной крышки.

Выходные данные (их состав раскрывался раньше в комментарии к настоящей статье) указывается на титульном листе или совмещенном титульном листе. Согласно положениям п.6.1.7 ГОСТа имя главного или ответственного редактора, слова «редакционная коллегия», состав редакционной коллегии указывают на обороте титульного листа или на концевой полосе, при отсутствии титульного листа- на второй или третьей странице обложки. Имя художника, художественного редактора, редактора переводного издания, технического редактора, корректора указывают над выпускными данными.

Выпускные данные включают в себя:

номер лицензии на издательскую деятельность и дату ее выдачи;

дату сдачи в набор и подписания в печать;

вид, номер, формат бумаги и долю листа;

гарнитуру шрифта основного текста;

объем издания в условных печатных и учетно-издательских листах;

номер заказа полиграфического предприятия;

имя и полный почтовый адрес издателя;

название и полный почтовый адрес полиграфического предприятия.

Выпускные данные приводят на все издания в целом. Классификационные индексы включают: индекс УДК (Универсальный десятичной классификации) и индекс ББК (Библиотечно-библиографической классификации).

Индекс УДК помещают отдельной строкой в верхнем левом углу оборота титульного листа. Индекс ББК помещают отдельной строкой в верхнем левом углу оборота титульного листа под индексом УДК.

Международный стандартный сериальный номер — ISSN приводят по ГОСТу 7.56-89 и помещают в верхнем правом углу первой страницы обложки или передней сторонки переплетной крышки, при их отсутствии- в верхнем правом углу титульного листа или совмещенного титульного листа (6.1.10 ГОСТ).

Штрих-коды могут приводиться на последней стороне обложки, переплетной крышки, суперобложки внизу в левом или правом углу. Штрих-коды оформляются в соответствии со стандартом EAN.

Порядок проставления знака охраны авторского права предусмотрен в п.3.3.11 ГОСТ и ст.9 ЗоАП. В соответствии с требованиями данных нормативных актов знак охраны авторского права состоит из буквы С в окружности, наименования правообладателя и года издания произведения. При публикации статей и материалов разных авторов знак охраны авторского права приводят внизу начальной или конечной полосы публикации (п.6.1.12 ГОСТ).

Требования к выходным сведениям газеты предусмотрены в п.6.3.1 ГОСТ. Выходные сведения состоят из:

даты выхода номера

сведений о редакторах и/ или редакционной коллегии;

К заглавию газеты предъявляются такие же требования, как к журналу. Подзаголовочные данные состоят из:

сведений о периодичности выпуска;

года, месяца или даты основания газеты;

сведений о параллельных изданиях на других языках и приложениях.

Подзаголовочные данные помещаются на первой полосе при наличии сменных полос и при выходе газеты или отдельных ее номеров различными выпусками, в подзаголовочных данных указывают особенности выпуска (вечерн., город., област., зональный, периферийный, для определенных категорий читателей).

Имя редактора газеты, слова «редакционная коллегия» или состав редакционной коллегии приводят в нижней части последней полосы над выпускными данными. Номера газеты указывают арабскими цифрами в верхней части первой полосы. Дату выхода номера, которая содержит день недели, число (арабскими цифрами), название месяца и год, приводят на первой полосе газеты.

Выпускные данные включают:

объем издания в печатных листах, приведенных к формату двухполосной газеты формата А2 (420×595мм);

полный почтовый адрес и телефон редакции;

Выпускные данные приводятся в нижней части последней полосы газеты.

2. За нарушение порядка объявления выходных данных предусмотрена административная ответственность. Согласно ст.13.22 КоАП РФ выпуск (изготовление) или распространение продукции средства массовой информации без указания в установленном порядке выходных данных, а равно с неполными или заведомо ложными выходными данными влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от трех до пяти МРОТ с конфискацией продукции средства массовой информации или без таковой; на юридических лиц — от 50 до 100 МРОТ с конфискацией продукции средства массовой информации или без таковой.

3. Случаи неуказания или указания заведомо ложных выходных данных в продукции СМИ имеют место на практике. Так, в Санкт-Петербурге должностные лица шести газет были привлечены к административной ответственности за указание ложных сведений о тираже. В газетах с целью привлечения рекламодателей указывался завышенный тираж. Безусловно, рекламодателям более интересны газеты с большим тиражом, поскольку это дает им возможность донести сведения до более широкой аудитории*(20).

Статья 27 Конституции России

Текст Ст. 27 Конституции РФ в действующей редакции на 2018 год:

1. Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

2. Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию.

Комментарий к Ст. 27 Конституции Российской Федерации

Положения ч. 1 ст. 27 полностью соответствуют требованиям Всеобщей декларации прав человека (ст. 13), Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 12) и ст. 2 Протокола N 4 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Установленные положения касаются как свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства внутри страны, так и возможности покидать свою страну и возвращаться в нее.

Со свободой передвижения и выбора места пребывания и жительства тесно связана реализация многих других конституционных прав и свобод граждан (право собственности и наследования, право на жилище, на труд, на свободное использование способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; право на социальное обеспечение, охрану здоровья и медицинскую помощь, избирательные права и др.).

Существовавшие в прошлом ограничения и запреты на свободу передвижения, получение и реализацию других прав и свобод были связаны с целым рядом режимных условий, в том числе с существованием особой паспортной системы и пропиской. При этом следует отметить, что, во-первых, данные вопросы регулировались не законом, а подзаконными нормативными актами и, во-вторых, эти акты, особенно ведомственные, не публиковались для всеобщего сведения, а население о них ничего не знало. Даже основной документ, регламентировавший вопросы прописки, — Положение о паспортной системе в СССР, — был утвержден не законом, а постановлением Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г.*(114)

Паспортизация принесла России серьезные ограничения свободы личности. Ограничения в свободе передвижения, которые теперь могут быть исключением из общего правила, в течение многих десятилетий были обычным явлением. Без паспорта и прописки гражданин не мог решать самые насущные жизненные вопросы: проживать на собственной жилой площади, устроиться на работу, заключать какие-либо сделки, пользоваться медицинской помощью, получить высшее образование.

Весьма строгие ограничения в прописке были введены в Москве и во многих других крупных городах. Например, в столице родители, проживавшие в других местностях, могли прописаться к детям лишь при условии, что по месту их проживания у них нет других детей, с которыми они могли бы жить вместе.

В сельской местности у граждан долгое время вообще отсутствовали паспорта. Поэтому крестьяне, а после проведения коллективизации — колхозники и другие жители сел и деревень были привязаны к своему месту жительства, не могли свободно выбрать другое место жительства и уехать, например, в город. Временная прописка в общежитиях не давала им права остаться для проживания в городах.

Серьезные трудности в прописке имелись у лиц с судимостью и отбывающих наказание в местах лишения свободы. Лица, освободившиеся из мест заключения, были бесправны в выборе места жительства.

Весьма жесткие ограничения устанавливались для выезда в зарубежные государства. Порядок решения данного вопроса был очень сложным, и поэтому большинство советских граждан никогда не выезжали за пределы своей страны.

Закрепление свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства предопределило необходимость существенного обновления законодательства, отмены многих нормативных актов, которыми с начала 1930-х гг. закреплялся режим прописки с многочисленными ограничениями и строгой ответственностью, вплоть до уголовной, за их несоблюдение.

Созданный в СССР Комитет конституционного надзора в своем заключении от 11 октября 1991 г. признал, что отпали правовые основания для оставления в силе постановления Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г., утвердившего Положение о паспортной системе в СССР, и других нормативных актов, предусматривавших разрешительную систему прописки на территории страны, и признал их утратившими силу. Данное заключение не было, однако, принято во внимание советскими законодательными и правоприменительными органами, и акты о прописке продолжали применяться, оставаясь формально действующими.

Впервые требования о свободе передвижения, выбора места пребывания и жительства нашли отражение в Законе РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее — Закон «О праве граждан…»)*(115) и связанных с ним Законах РФ от 19 февраля 1993 г. N 4528-1 «О беженцах» (с посл. изм. и доп.) и от 19 февраля 1993 г. N 4530-1 «О вынужденных переселенцах» (с посл. изм. и доп.) *(116).

Закон «О праве граждан…» ознаменовал начало поэтапного упразднения института прописки. Он был направлен на ликвидацию запретительного и разрешительного режимов и установил свободный уведомительный порядок, требующий лишь регистрационного учета граждан России. В данном Законе было закреплено, что лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и законно находящиеся на ее территории, имеют право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территории России в соответствии с Конституцией РФ, законами и международными договорами Российской Федерации. На основании этого Закона постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. были утверждены Правила регистрации и снятия граждан России с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации*(117).

Право на свободу передвижения не является абсолютным, оно должно быть сбалансированным по отношению к определенным, особо важным интересам государства, общества, отдельных людей. Допустимые ограничения прав и свобод человека и гражданина приведены как в международно-правовых актах, так и в национальном законодательстве России.

Законом «О праве граждан…» исчерпывающим образом определены основания ограничения граждан Российской Федерации в их праве на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства. Такие ограничения допустимы в пограничной полосе; в закрытых военных городках; в закрытых административно-территориальных образованиях; в зонах экологического бедствия; на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекции, массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности; на территории, где введено чрезвычайное или военное положение. Ограничения Закона корреспондируются с положениями ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, где очерчены общие условия возможного ограничения прав и свобод.

Необходимость введения ограничений очевидна. Не случайно в ст. 2 Протокола N 4 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод выделены некоторые случаи ограничения права свободного передвижения.

В Уголовный кодекс РФ 1996 г. включен ряд норм, устанавливающих ответственность за посягательства на свободу передвижения. Это, в частности, ст. 126-128 о похищении человека, незаконном лишении свободы, незаконном помещении в психиатрический стационар; ст. 206 о захвате заложников; ст. 301 о незаконном задержании, заключении или содержании под стражей. В зависимости от конкретных обстоятельств посягательства на рассматриваемые права они могут повлечь за собой также ответственность по статьям Уголовного кодекса о воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности, о преступлениях против государственной службы и службы в органах местного самоуправления и т.д. При этом лицо, полагающее нарушенными свои права, предусмотренные ст. 27 Конституции РФ, вправе принести жалобу в вышестоящий орган в порядке подчиненности либо в суд в соответствии с Федеральным законом от 14 декабря 1995 г. N 197-ФЗ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

Важную роль в постепенном устранении из жизни российского человека института прописки и в обеспечении реализации международных и конституционных норм о свободе передвижения, выбора места пребывания и жительства и связанных с ними норм о других правах и свободах граждан сыграли постановления Конституционного Суда РФ. Этими постановлениями признаны не соответствующими Конституции РФ многие законодательные нормы. Так, в Постановлении от 25 апреля 1995 г. по делу о проверке конституционности ч. 1, 2 ст. 54 Жилищного кодекса РФ Конституционный Суд РФ констатировал, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод (ст. 3 Закона), в том числе права на жилище.

2. Положения ч. 2 ст. 27 Конституции РФ основаны также на нормах международного права. В частности, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. провозглашает право человека покидать любую страну, включая собственную.

85. Местное самоуправление в РФ

85. Местное самоуправление в РФ

Местное самоуправление в РФ регламентируется ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 06.10.2003 № 131-Ф3.

Местное самоуправление составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации, признается, гарантируется и осуществляется на всей территории Российской Федерации.

Местное самоуправление в РФ — форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией РФ, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами — законами субъектов РФ, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций.

Граждане РФ осуществляют местное самоуправление посредством участия в местных референдумах, муниципальных выборах, посредством иных форм прямого волеизъявления, а также через выборные и иные органы местного самоуправления.

Иностранные граждане, постоянно или преимущественно проживающие на территории муниципального образования, обладают при осуществлении местного самоуправления правами в соответствии с международными договорами РФ и федеральными законами.

Правовую основу местного самоуправления составляют общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ, Конституция РФ, федеральные конституционные законы, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ, конституции, законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ, уставы муниципальных образований, решения, принятые на местных референдумах и сходах граждан, и иные муниципальные правовые акты.

По вопросам местного значения населением муниципальных образований непосредственно и (или) органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления принимаются муниципальные правовые акты.

Муниципальные правовые акты, принятые органами местного самоуправления, подлежат обязательному исполнению на всей территории муниципального образования.

Похожие главы из других книг

Глава 8. Местное самоуправление

Глава 8. Местное самоуправление Статья 130 1. Местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью.2. Местное самоуправление

Глава 8 МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ Статья 130 1. Местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью.2. Местное самоуправление

Местное самоуправление Таблица 23

Статья 1. Местное самоуправление

Статья 1. Местное самоуправление 1. Местное самоуправление составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации, признается, гарантируется и осуществляется на всей территории Российской Федерации.2. Местное самоуправление в Российской Федерации –

Местное самоуправление Федеративная форма государственно-территориального устройства США и в связи с этим децентрализация власти на местах, быстрый рост урбанизации, кризисные явления в крупных городах, соперничество между предпринимателями Востока и Запада,

Местное самоуправление Согласно § 41 конституции, территория Венгерской Республики делится на столицу, области, города и общины (kozseg). Столица делится на округа. Они могут быть образованы и в других городах. Следует иметь в виду, что столица Венгрии по сравнению с другими

35. Местное самоуправление США

35. Местное самоуправление США Система местного самоуправления и управления в штатах строится на основе административно-территориального деления, а последнее входит в компетенцию штатов.Большинство штатов делятся на графства. Всего в США более 3 тыс. графств.Их

88. Местное самоуправление и управление

88. Местное самоуправление и управление Система местных органов, осуществляющих управление общественной жизнью, основана на сочетании государственных органов власти на местах и органов местного самоуправления, принципов централизации и децентрализации.Первый принцип

Глава 8 МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ

Местное самоуправление

5. Местное самоуправление в 90-е гг. XX в.

5. Местное самоуправление в 90-е гг. XX в. В процессе реформирования советской системы местного самоуправления можно выделить два этапа:1-й этап — 1990–1991 гг. Принятие 9.04.1990 г. Закона СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР», который

22. Местное самоуправление и правовые нормы

22. Местное самоуправление и правовые нормы Правовые нормы – это правила поведения, устанавливающие, закрепляющие и регулирующие общественные отношения, которые возникают в процессе организации и деятельности местного самоуправления. Они образуют муниципальное право

Местное самоуправление (МСУ)

85. Местное самоуправление в РФ

85. Местное самоуправление в РФ Местное самоуправление в РФ регламентируется ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 06.10.2003 № 131-Ф3.Местное самоуправление составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации, признается,

§ 26. Местное самоуправление

§ 26. Местное самоуправление Местное самоуправление в РФ обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью. Граждане осуществляют местное самоуправление путем референдума,

Статья 22 Конституции России

Текст Ст. 22 Конституции РФ в действующей редакции на 2018 год:

1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

2. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Комментарий к Ст. 22 Конституции Российской Федерации

Конституционное право на свободу является одним из наиболее значимых и емких социальных благ. Оно предоставляет людям возможность пользоваться личной (гражданской), политической, экономической и духовно-культурной свободой, создавая тем самым условия, необходимые для всестороннего развития личности, обеспечения функционирования демократического общества в целом.

В соответствии со ст. 1 Всеобщей декларации прав человека «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». Исходя из закрепленного в Декларации идеала свободной личности, Международный пакт о гражданских и политических правах, в частности, предусматривает, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 ст. 9); никто не должен содержаться в рабстве, в подневольном состоянии, не должен понуждаться к принудительному труду (ст. 8); ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам (ст. 7).

Из положений названных и иных международно-правовых документов видно, что право на свободу трактуется достаточно широко, охватывая сферу как физической (биологической), так и социальной жизни человека.

Право на свободу, так же как и права на жизнь и достоинство личности, является объемным, сложносоставным правомочием, включающим в себя комплекс конкретных прав и свобод, реализуемых в сферах личной (свобода выбора места пребывания и жительства, передвижения, действий, неприкосновенность личной жизни и жилища), политической (свобода мысли, слова), профессионально-экономической (свобода труда), духовно-культурной (свобода творчества, совести) жизнедеятельности человека. Содержание права на свободу более детально раскрывается в ст. 23, 26, 27, 29 Конституции РФ и законодательных актах, посвященных тем или иным видам свободы личности.

Одним из важнейших элементов свободы личности является его личная неприкосновенность — наиболее значительное право человека, которое он приобретает от рождения. Это означает, что каждый, независимо от пола, национальности, вероисповедания и т.п., вправе совершать любые действия, не противоречащие закону, не подвергаясь какому-либо принуждению или ограничению в правах со стороны кого бы то ни было.

Институт личной неприкосновенности включает физическую (это сама жизнь, здоровье человека, его физическое состояние) и морально-духовную неприкосновенность (честь, достоинство личности).

Обеспечение физической неприкосновенности личности предполагает создание достаточных гарантий от каких-либо посягательств на ее жизнь, здоровье, половую неприкосновенность, свободу физической активности как со стороны государства в лице его органов и должностных лиц, так и со стороны отдельных людей. Обеспечение морально-духовной неприкосновенности охватывает комплекс мер, направленных на защиту от посягательств на нравственное и психическое здоровье личности, интеллектуальную и волевую сферу сознания человека.

Гарантируя свободу и личную неприкосновенность, законодатель широко использует регулятивные и охранительные возможности права. Так, принятые 22 июля 1993 г. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан устанавливают, что любое медицинское вмешательство допускается только с согласия пациента или его законных представителей (если речь идет о несовершеннолетних, не достигших 15 лет, или недееспособных гражданах). Без согласия пациента медицинская помощь может оказываться лишь в случаях, когда его состояние не позволяет ему выразить свою волю (ст. 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). При этом решение о медицинском вмешательстве вправе принимать консилиум, а при невозможности собрать таковой — лечащий (дежурный) врач, который обязан уведомить об этом должностных лиц лечебно-профилактического учреждения (и законных представителей). Решение о принудительной госпитализации вправе принять только суд.

Сходное правило закреплено и в ст. 11 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», в соответствии с которой лечение без согласия лица, страдающего психическим расстройством, или без согласия его законного представителя может проводиться лишь в случаях, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, или когда, как сказано в ст. 29, психическое расстройство обусловливает опасность лица для себя или окружающих, его беспомощность или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения состояния здоровья.

Согласно ст. 1 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека»*(104), трансплантация органов или тканей человека допускается лишь при наличии согласия донора и только при условии, что его здоровью не будет причинен значительный вред. Федеральный закон от 30 мая 1995 г. «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», вводя комплекс мер, обеспечивающих профилактику и лечение этого заболевания, предусматривает, что медицинское освидетельствование граждан с целью выявления ВИЧ-инфекции проводится только добровольно, за исключением случаев обязательного освидетельствования отдельных категорий лиц (доноры; работники медицинских учреждений, учреждений общественного питания и др.; осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы).

Широкий круг норм, предписания которых гарантируют неприкосновенность личности, содержится в законодательстве, регламентирующем юрисдикционную деятельность государственных органов. Так, привод, задержание, арест, личный обыск и другие принудительные действия допускаются лишь при наличии перечисленных в законе оснований и в установленном им порядке. Проведение таких процессуальных действий, как освидетельствование и следственный эксперимент, допускается, согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ, лишь при условии, что этим не создается опасность здоровью человека. Исчерпывающе указаны в законе и случаи ограничения свободы и личной неприкосновенности в сфере административных правоотношений: при доставлении административного правонарушителя, задержании, личном досмотре (КоАП РФ).

2. В Российской Федерации установлены конституционные требования к процедуре принятия решения о применении в отношении лица такой меры пресечения или наказания, как лишение человека свободы. Одним из достижений Конституции РФ является установление судебного порядка ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Положение ч. 2 ст. 22 Конституции РФ соответствует требованиям ч. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, определяющим, что каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

До принятия Конституции РФ 1993 г. эти вопросы входили в компетенцию прокурора, который в большинстве случаев принимал соответствующие решения по существу в отсутствие подозреваемого лица. Теперь эти процедуры предполагают участие в них гражданина, который должен предстать перед судом. Кроме того, особенностью судебного рассмотрения данных вопросов является возможность участия в нем не только лица, в отношении которого будет приниматься решение, но и адвоката (защитника), прокурора, т.е. сторон — защиты и обвинения. При этом должен обеспечиваться принцип равенства сторон.

Новым в Конституции РФ является и сокращение срока досудебного задержания. Лицо, подозреваемое в совершении уголовно наказуемого деяния, не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов, тогда как ранее этот срок составлял 72 часа.

Актуальным вопросом в отношении гарантий свободы личности является проблема избрания в качестве меры пресечения содержание под стражей на период проведения следствия и судебного разбирательства. В Российской Федерации порядок применения международно-правовых стандартов в этой сфере в некоторых аспектах рассмотрен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». В пункте 14 данного Постановления говорится, что при решении вопросов о продлении срока содержания под стражей судам надлежит учитывать, что, согласно п. 3 ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Пленум Верховного Суда РФ отметил также, что при принятии решения «О заключении обвиняемых под стражу в качестве меры пресечения, о продлении сроков содержания их под стражей, разрешая жалобы обвиняемых на незаконные действия должностных лиц органов предварительного расследования, суды должны учитывать необходимость соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, предусмотренных статьями 3, 5, 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (п. 15 Постановления).

Шпоры для каждого! Информационные учебно-познавательные материалы

Статья 1 Конституции РФ: содержание, анализ

Статья 1 : «1. РФ — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. 2. Наименования РФ и Россия равнозначны».

Демократический характер — установление демократического политического режима: гражданам предоставлены и гарантируются политические права и свободы; допускается деятельность оппозиции, исключается произвол и анархия; представительная демократия осуществляется народом через выборные учреждения ( C татья 3 ).

Федеративное государство — состоит из нескольких равноправных субъектов, некоторые из которых (республики) называются в Конституции государствами; республики и другие субъекты равноправны ( всего 89 субъектов ) — Статья 5 — 1. РФ состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов РФ . 2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеет свой устав и законодательство. 3. Федеративное устройство РФ основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, равноправии и самоопределении народов в РФ. 4. Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты РФ между собой равноправны.

Правовое государство — в своей деятельности подчиняется праву и главная цель — обеспечение прав и свобод человека. Признаки:

1. Высший приоритет правам и свободам человека и гражданина . Все что не запрещено, то дозволено.

2. Независимость суда — Судьи неприкосновенны и несменяемы.

3. Верховенство Конституции по отношению ко всем НПА (статья 15).

4. Приоритет международного права (статья 15 часть 4).

Республика — форма гос. правления со следующими признаками:

1. верховная власть в государстве принадлежит выборным органам: парламенту, президенту;

2. источником власти является народ, который реализует эту власть посредством выборов высших и местных представительных органов власти, а также органов местного самоуправления;

3. срочность полномочий высших представит. органов власти;

4. использование институтов демократии;

5. юридическая и политическая ответственность главы государства и других должностных лиц.

Признаки республики: наличие высших выборных органов власти; участие граждан в управлении делами государства; разделение властей.

Парламентская республика — главой государства является президент; его роль в управлении государством носит номинальный характер. Для парламентарной республики характерна сильная законодательная власть и подчиненность ей исполнительной власти. Как правило, в этой республике президент не обладает правом вето на законы , правом проведения референдума, введения чрезвычайного положения в стране.

1. верховенство власти парламента;

2. президент избирается не всенародно, а парламентом или образуемой им специальной коллегией;

3. правительство формируется лидером партии, победившей на выборах;

4. парламент может вынести вотум недоверия правительству, после чего оно обязано уйти в отставку (Венгрия, Италия, Германия, Индия, Финляндия и другие).

Достоинства : парламентская республика считается более демократичной, чем президентская, так как правительство формируется парламентом коллегиально, а не одним лицом, как в президентской республике. Поэтому здесь отсутствуют предпосылки для сосредоточения власти в одних руках.

Основной недостаток данной формы правления состоит в том, что при многопартийной системе нередки правительственные кризисы, отсюда частая смена правительства.

Президентская республика — высшим должностным лицом является президент, обладающий полномочиями главы государства и правительства. Признаки : правительство формируется президентом; президент имеет право вето на законы , принимаемые парламентом (США, Бразилия, Мексика, Аргентина). Признаки:

1. в руках президента соединяются полномочия главы государства и главы правительства;

2. президент избирается на всеобщих выборах и тем самым получает свои полномочия непосредственно от народа;

3. президент обладает значительными полномочиями, он самостоятельно формирует правительство, которое несет ответственность перед президентом, а не перед парламентом.

К числу достоинств президентской республики относят ее стабильность и большую эффективность, так как президент, обладая широкими полномочиями, во многом определяет политику государства, а управленческое воздействие более целенаправленно, поскольку исходит из центра.

Главный же недостаток это формы правления в чрезмерной концентрации власти в руках одного человека — президента. Отсюда возможность злоупотребления ею, что нередко приводит к культу личности и трансформации президентской республики в суперпрезидентскую , когда представительные органы практически утрачивают свое значение.

В связи с определенными достоинствами недостатками вышеописанных форм правления, во многих государствах используется смешанная форма правления с элементами президентской и парламентской республик. Смешанные республики устанавливаются, главным образом, в странах, свергнувших тоталитарный режимы (Россия, Болгария, Польша, Португалия и другие).

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА БЕСПЛАТНУЮ МЕДИЦИНСКУЮ ПОМОЩЬ: ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ

Права и свободы человека являются высшей ценностью и согласно Конституции Российской Федерации их признание, соблюдение и защита — обязанность государства. К числу конституционно защищаемых ценностей относится и право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь как неотъемлемое и неотчуждаемое благо, принадлежащее человеку от рождения. На конституционном уровне гарантируется наличие в Российской Федерации бесплатной системы медицинской помощи — граждане Российской Федерации освобождаются от непосредственной платы за оказание бесплатной медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, бремя финансирования возлагается на соответствующие бюджеты, страховые взносы и иные поступления.

Однако существуют проблемы, порождающие препятствия в реализации конституционных прав граждан на бесплатную медицинскую помощь.

Социальные гарантии как обязательства государства, установленные Конституцией Российской Федерации, требуют законодательного закрепления. Социальное партнерство, социальная ответственность и социальная справедливость — на этом основано социальное государство. Необходимое условие для появления социального государства — наличие гражданского общества, связанного общими идеями и взаимопониманием, нацеленного на стратегические цели социального и экономического развития. Такое общество в России пока формируется, и именно государство, провозглашающее себя социальным, должно обеспечить условия для его построения [1].

Внимание законодателя должно быть обращено на реализацию конституционных социальных прав и свобод граждан, конкретизирующих провозглашенный в ст. 7 Конституции Российской Федерации принцип социального государства, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Но пока в социальной сфере государство законодательно гарантирует лишь те права, которые в состоянии обеспечить в силу своих экономических возможностей [2].

Критику западных теоретиков конституционного права вызывают предусмотренные действующей Конституцией позитивные экономические и социальные права, поскольку на Западе конституционные гарантии экономических и социальных прав формулируются не как субъективные права, а как принципы политики государства.

В сфере охраны здоровья граждан Российской Федерации ключевым законом являются Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Под медицинской помощью в Основах понимается комплекс мероприятий, включая медицинские услуги, организационно-технические мероприятия, лекарственное обеспечение, направленные на удовлетворение потребностей населения в поддержании и восстановлении здоровья.

Конституционная норма (ч. 1 ст. 41) была конкретизирована положениями ст. 20 в Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан как гарантированный объем бесплатной медицинской помощи гражданам, который обеспечивается в соответствии с Программами государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи [3]. Программа является подзаконным нормативным правовым актом, ежегодно пересматриваемым Правительством Российской Федерации. Именно указанная Программа является основным механизмом реализации конституционных прав граждан Российской Федерации на бесплатную медицинскую помощь в соответствующих учреждениях здравоохранения за счет государственных источников финансирования.

Абсолютно определенная по своей сути норма Конституции Российской Федерации о бесплатности медицинской помощи была дополнена положениями о Программе государственных гарантий в Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан [4]. По мнению А.Н.Пищита, это недопустимо как с точки зрения юридической техники, так и с позиций обеспечения прав граждан. Этими документами ограничивается объем медицинской помощи, который государственные и муниципальные медицинские учреждения должны оказывать бесплатно для населения за счет бюджетного финансирования.

Реализуя идеологию, закрепленную Программой государственных гарантий, государство переходит от содержания сети лечебно-профилактических учреждений к обеспечению граждан определенным набором услуг, т.е. перестает гарантированно содержать все мощности медицинских учреждений, а выкупает у них для граждан определенные, востребованные и обеспеченные финансами объемы помощи [5].

Следует учитывать, что в настоящее время состояние здоровья населения страны определяется как критическое. Беспрецедентное для мирного времени сокращение численности населения, падение рождаемости, рост смертности во всех возрастных группах, снижены показатели средней продолжительности жизни, уровень заболеваемости населения имеет тенденцию к росту. Вследствие естественной убыли число россиян за последнее десятилетие уменьшилось почти на 9 миллионов человек [6]. Общий показатель смертности за период с 1999 по 2004 г. повысился до 16,4 на 1000 населения и был самым высоким в Европе. На 1 января 2005 г. численность постоянного населения Российской Федерации составила 143,5 миллиона человек, уменьшившись за 2004 г. на 0,7 миллиона человек в 76 субъектах Российской Федерации.

Порядок оказания медицинской помощи Конституцией Российской Федерации не конкретизирован, что в силу ее ст. 71 (п. «в») требует от федерального законодателя, обязанного регулировать и защищать права и свободы человека и гражданина, установления в отраслевом законодательстве соответствующих эффективных правовых механизмов. Но подходы к решению задач защиты граждан в Российской Федерации согласно требованиям социальной справедливости не всегда находят адекватное отражение в действующем законодательстве.

Сегодня в действующее законодательство введено понятие «минимальный государственный социальный стандарт» (ст. 6 Бюджетного кодекса) и ведется речь лишь о государственных услугах и гарантированности государством их предоставления на минимальном уровне на всей территории Российской Федерации. Такой подход ухудшает положение населения, ориентирует на оказание социальных услуг населению только на минимально допустимом, т.е. предельно низком, уровне, а не на необходимом.

Концепцией реформирования межбюджетных отношений в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации 30 июля 1998 г. N 862, предполагается осуществлять создание социальной инфраструктуры, лишь минимально необходимой для реализации гарантий, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством. Согласно этой концепции обязательным условием для выделения, например, средств ФРР на строительство учреждений социальной сферы является обеспечение минимальных нормативных потребностей населения региона по видам социальных услуг.

В этой связи необходимо отметить и Распоряжение Правительства Российской Федерации от 19 октября 1999 г. N 1683-р, которым одобрена и рекомендована органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления методика определения нормативной потребности субъектов Российской Федерации в объектах социальной инфраструктуры. Так, например, планированию сети лечебно-профилактических учреждений предшествует анализ: минимально допустимого размера основной функциональной единицы для стационара, минимального размера функциональной лечебной единицы для амбулаторно-поликлинического отделения, минимальной функциональной лечебной единицы, возможности создания единых узкоспециализированных отделений для обслуживания детского и взрослого населения, единых подразделений для жителей города и приезжего населения, функционального объединения близких специальностей и профилей коек. Если при расчетах на уровне субъекта Российской Федерации развертывание коек по определенным специальностям не соответствует минимально допустимым мощностям лечебно-профилактических учреждений (отделений), то эти мощности должны планироваться в другом субъекте Российской Федерации.

И по мнению некоторых ученых, достойная жизнь характеризуется наличием минимального набора бесплатных для человека благ. При установлении нормативов их получения исходят «из возможностей, в том числе финансовых, государства и общества в предоставлении этих благ; соблюдения принципа фактического равенства в получении указанных минимальных благ. В сфере здоровья минимальным уровнем таких благ может быть объем медицинской помощи (в том числе профилактические мероприятия и медицинские услуги), предусмотренный в настоящее время программами государственных гарантий и предоставляемый гражданам бесплатно» [7]. Территориальные программы оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи, способствующие созданию единого механизма реализации соответствующих конституционных прав граждан, также рассматриваются «в качестве минимальных социальных стандартов» [8].

Характеризуемая указанными комментариями достойная жизнь людей далека от реальности. Под достойной жизнью обычно понимают достойную материальную обеспеченность на уровне стандартов развитого общества, возможность обладать и пользоваться материальными и социальными благами современной цивилизации [9].

Тревожная негативная практика оказания бесплатной медицинской помощи порождена неправильным ключевым концептуальным подходом к формированию законодательства, обеспечивающим возможность реализации права на оказание бесплатной медицинской помощи.

В Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан внесены изменения вступившим с 1 января 2005 г. в силу Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [10].

Указанное реформирование перевело почти весь комплекс социальных функций с федерального на региональный уровень, что не сопровождалось изменением форм и методов регулирования социальных процессов и не подкреплялось передачей на места необходимых финансовых ресурсов. Сейчас в федеральном законодательстве жестко разграничены полномочия и ответственность за социальную политику и финансирование здравоохранения в регионах возложена на органы государственной власти субъектов Российской Федерации — федеральный центр надеется заставить регионы самостоятельно решать проблемы социальной поддержки населения и охраны здоровья, изыскивая возможности финансового обеспечения. Однако здесь, по мнению специалистов [11], важно добиться равенства конституционных прав граждан на всей территории Российской Федерации, что достигается балансом принципов федерализма и регионального самоуправления. Устранение федерального центра от выполнения большинства социальных функций на местах не означает отмены государственных социальных гарантий. Но снижение «ответственности государства за социальные процессы, происходящие в нем, является ударом по авторитету государства в целом, потому что подрывает веру в социальную направленность государственной политики» [12].

В соответствии со ст. 135 Федерального закона N 122-ФЗ внесены изменения в Федеральный закон от 18 июня 2001 г. N 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» [13]. Оказание гражданам противотуберкулезной помощи в соответствии с принятыми изменениями осуществляется не на основе принципа бесплатности (в прежней редакции), а в объемах, предусмотренных Программой. Программа же реализуется на территориях через территориальные программы, которые финансируются на разных территориях по-разному. В 2004 г., например, только в 12 субъектах Российской Федерации территориальные программы государственных гарантий были в достаточной мере обеспечены финансовыми средствами. В 48 субъектах Российской Федерации дефицит финансовых средств превышал 20% [14].

Таким образом, при недостаточном финансировании территориальной программы государственных гарантий оказания гражданам конкретного субъекта Российской Федерации бесплатной медицинской помощи могут возникать ограничения необходимому объему оказания медицинской помощи больным туберкулезом. Это приведет к ухудшению и так неблагоприятной обстановки по туберкулезу: в стране сейчас зарегистрировано 118924 больных с впервые выявленным активным туберкулезом (83 на 1000 тысяч населения, для сравнения в Дании, Германии — 7 на 1000 тысяч, Швеции — 4, Великобритании — 10, Польше — 25, Болгарии — 39). Из прав лиц, находящихся под наблюдением в связи с туберкулезом и больных туберкулезом, исключены права на бесплатный проезд на транспорте общего пользования городского и пригородного сообщения при вызове или направлении на консультации в медицинские противотуберкулезные организации. Это также вряд ли будет способствовать улучшению обстановки, особенно в сельской местности.

Из полномочий Российской Федерации в области предупреждения распространения туберкулеза выведены полномочия по обеспечению экономических, социальных и правовых условий для предупреждения распространения туберкулеза. Но туберкулез является социально значимым заболеванием, а решать проблему социально значимых заболеваний может только государство в целом, влияя на экономические, социальные и правовые условия жизни людей. Отказ государства на федеральном уровне влиять на социальные условия жизни людей, перераспределение ответственности за мероприятия по оказанию медико-социальной помощи гражданам, страдающим социально значимыми заболеваниями, на органы государственной власти субъектов Российской Федерации приведет к ухудшению ситуации с этими заболеваниями. И дело не только в том, что в бюджетах субъектов Российской Федерации нет денег, чтобы лечить это заболевание, — отдельно взятый субъект Российской Федерации, каким бы богатым он ни был, не может влиять на обстановку в целом в стране. Никто не может ограничить конституционное право гражданина на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства. Больные с социально значимыми заболеваниями могут переезжать в регионы с лучше финансируемой системой социальной поддержки. Приток в регионы социально неблагополучных граждан, а именно они чаще всего имеют социально значимые заболевания, вряд ли хорошо отразится на развитии этих регионов.

На уровне субъектов Российской Федерации в реализации Территориальных программ государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи сейчас принимает участие 17 тысяч медицинских организаций различных типов и уровней подчинения: больничные учреждения, клиники и диспансеры — 46%, амбулаторно-поликлинические учреждения — 28%, прочие учреждения — 15%, учреждения охраны материнства и детства — 3%, санаторно-курортные учреждения — 3%, учреждения скорой медицинской помощи — 2%.

К группе с высоким уровнем реализации территориальных программ отнесено 15 территорий (16%); к группе с низким уровнем реализации отнесено 27 территорий (30%). Все типы медицинских организаций, расположенных в сельской местности, не в полной мере финансируются из средств системы ОМС. Значительная дифференциация размеров государственного финансирования здравоохранения в субъектах Российской Федерации достигает иногда 12-кратного размера, что обусловливает существенные отличия реальной доступности и качества медицинской помощи в разных субъектах Российской Федерации, а также в городе и на селе. В Дагестане, например, подушевой норматив финансирования в расчете на 1 человека составляет 1186 рублей, в Чукотском же автономной округе — 20513 рублей.

Две трети объема массовой медицинской помощи оказывается на муниципальном уровне, в собственности которой находится до 80% всех лечебно-профилактических учреждений. Укомплектованность первичного звена здравоохранения составляет 56% при среднем возрасте врачей 52 года. Обеспеченность врачебными кадрами в городе составляет 52, в сельской местности — 12 на 10 тысяч населения. В сельской местности укомплектованность врачами поликлинического педиатрического звена — до 50%. Из 604 тысяч врачей в стране — участковых врачей 56 тысяч, т.е. менее 10%.

Что касается количественных обязательств консолидированного бюджета в области здравоохранения, то на реализацию Программы, например, в 2004 г. израсходовано 435 млрд. рублей из государственных источников финансирования, что составило 90,7% от всех расходов на систему здравоохранения в целом (479 млрд. рублей). Дефицит финансирования Программы государственных гарантий в 2004 г. в Российской Федерации — 48 млрд. рублей, что составило 10% от расчетной потребности. В системе обязательного медицинского страхования работали 53% медицинских организаций [15]. Расчетная стоимость базовой программы обязательного медицинского страхования в 2004 г. составила 273 млрд. рублей. Фактически израсходовано 186 млрд. рублей из средств системы ОМС (68% от потребности).

Но всем известные проблемы отечественного здравоохранения, не позволяющие гражданам получать медицинскую помощь в надлежащем объеме, не могут быть решены лишь увеличением бюджетного финансирования.

До 2000 г. нереформируемая система «скорой медицинской помощи» включала в себя свыше 3000 станций и отделений «скорой медицинской помощи», в которых работали около 20 тыс. врачей и свыше 70 тыс. средних медицинских работников. Почти в 60% случаев служба «скорой медицинской помощи» выполняет несвойственные ей функции, подменяя обязанности амбулаторно-поликлинической службы по оказанию помощи на дому и транспортировке больных. Значительное количество выездов бригад «скорой медицинской помощи» к больным, нуждающимся в экстренном поддержании жизненных функций, на места происшествий выполняется несвоевременно.

В новой реальности материальная база здравоохранения оказывается избыточной и нерациональной, потребляющей: на первичное звено — 20%, на скорую медицинскую помощь — 60% всех средств здравоохранения (более половины консолидированных средств, выделяемых на стационарную помощь, используется для оплаты коммунальных услуг и содержания зданий и сооружений). При такой структуре расходов собственно на лечение расходуется менее 20% выделяемых денежных средств. Диспропорции в объемах финансирования ограничивают возможность внедрения современных ресурсосберегающих технологий [16].

Следует отметить, что у медицинских работников «скорой медицинской помощи» несмотря на «экстренность» службы, отсутствуют социальные гарантии, предусмотренные законодательством для сотрудников правоохранительных органов, сотрудников службы спасения и других категорий лиц. Не способствует повышению престижа службы и низкий уровень оплаты вынужденной переработки. Ситуация, когда врач «скорой медицинской помощи», работающий в экстремальных условиях, вынужден под угрозой юридической ответственности постоянно находить «точку равновесия» между нормативными актами, реальным потенциалом лечебно-профилактического учреждения, требованиями больного и собственными возможностями, недопустима [17].

Одной из причин декларативности конституционного право граждан на бесплатную медицинскую помощь является переориентация государственных и муниципальных учреждений здравоохранения на работу по оказанию платных медицинских услуг. Правомерность и социальная полезность действия или события в настоящее время все больше оцениваются через его соответствие Конституции Российской Федерации. Содержание же правового регулирования в сфере оказания платной медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения было предопределено определением Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 115-О «Об отказе в принятии жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым включение в механизм правового регулирования отношений, возникающих в связи с оказанием платных медицинских услуг, норм гражданского законодательства не противоречит ч. 1 ст. 41 Конституции, а напротив, направлено на их обеспечение и создает необходимую правовую основу предоставления гражданам платной медицинской помощи.

Поскольку деятельность по оказанию платной медицинской помощи российское законодательство относит к предпринимательской деятельности, осуществляемой под публичным контролем, то, оказывая платные медицинские услуги, государственные и муниципальные учреждения здравоохранения, становятся компонентой уже не государственной и муниципальной, а частной системы здравоохранения. Принимая во внимание комментарий к указанному определению, необходимо отметить, что, видимо, с точки зрения ответственности государства, призванного и способного обеспечивать надежную социальную защиту всех социальных групп и слоев, недостаточно рассматривать лишь «молчаливую» форму Конституционного Суда Российской Федерации при вынесении указанного определения, как соответствующее косвенное решение.

Очевидно, предполагалось законодательное существование определенных жестких границ для свободы усмотрения государственных и муниципальных учреждений здравоохранения в части оказания ими платных медицинских услуг. Однако, по данным Минздравсоцразвития России, с 2000 по 2004 г. расходы населения на платные услуги выросли с 27 до 87 млрд. рублей. Финансирование оказания медицинской помощи в значительной мере переносится на работодателей и самих граждан. Происходит нерегулируемое замещение государственных расходов частными, снижение качества бесплатной медицинской помощи. В наибольшей степени от этого страдают малообеспеченные слои населения, неравенство возможностей увеличивается [18].

По имеющимся данным, четверть россиян имеет доходы ниже прожиточного минимума, 12-13% взрослого населения относятся к группе чрезвычайно бедных, а 25-28% находятся на грани нищеты [19].

По мнению социологов [20], прослеживается тенденция, что люди с низким уровнем доходов гораздо чаще, по сравнению с другими слоями общества, вынуждены отказываться от различных видов медицинской помощи из-за нехватки денежных средств. Способность людей воспользоваться советами лечащего врача часто оказывается связанной с уровнем их материальной обеспеченности. Так, «среди пациентов, характеризующихся наиболее выраженной депривацией, более трети отмечают, что после посещения врача плохо себе представляют, что следует делать для решения своей проблемы со здоровьем, тогда как доля таких людей среди обеспеченных горожан составляет лишь около 17% [21]. При приеме малоимущих пациентов врачи часто не в состоянии оказать им реальную профессиональную помощь. По сути дела, получается, что медицинская помощь организована таким образом, что людям, наиболее в ней нуждающимся, труднее всего ее получить.

В сфере правового регулирования здравоохранения центральная фигура — всегда пациент, являющийся не просителем, а носителем безусловного права. Сегодня больной — не просто пациент, он имеет право знать все о своей болезни, об альтернативных способах лечения, о рисках и последствиях того или иного метода лечения, выбирать врача, оценивать его работу, в том числе и подавая судебные иски по возмещению всех видов ущербов. И ущемление пациента в праве на бесплатную медицинскую помощь является нарушением действующего законодательства на самом фундаментальном конституционном уровне. Следует учитывать, что люди сегодня требуют от российского здравоохранения высоких «европейских» стандартов, повышения качества медицинской помощи, основанной на последних достижениях науки.

Конституционные гарантии, выступая в качестве руководящих идей, распространяются не только на правоприменение, но и на правотворчество. Провозглашение в Конституции Российской Федерации позитивных социальных прав обязывает государство обеспечить реализацию этих прав, но очевидно, что эта задача выполнима в меру экономических возможностей государства. Определить же эту меру может лишь российский парламент, на который, по Конституции, возложено принятие федерального бюджета, решение иных принципиальных публичных вопросов. В основе парламентских решений всегда лежат проекты Правительства Российской Федерации, с которого не может быть снята ответственность за результаты этих решений. Выход следует искать не в сложившихся отношениях, получивших развитие в кризисных условиях, а на пути четкого разграничения сферы платных и бесплатных медицинских услуг.

Правовая база — это в первую очередь организационно-правовые формы медицинских организаций, законодательно определенный набор их прав и обязанностей в экономическом обороте.

Практика доплат на услуги государственного здравоохранения, на деле уже оплаченных из бюджета, подорвала финансовую основу рынка частных медицинских услуг, на котором те же услуги должны были оцениваться по полной стоимости. Государственный сектор не дал ей развиться, а сам перехватил ее функции. Например, доля частных расходов в России составляет сегодня 24%, в Ирландии — 24%, во Франции — 22%, в Швеции — 17%, США — 56% [22].

Сегодня отчетливо выделяются области медицины, на оплату которых нет бюджетных средств. Если части структурных подразделений будут предоставлены права юридических лиц, будут четко определены их компетенция, ответственность, это позволит разграничить источники их финансирования на основе юридической реструктуризации лечебных профилактических учреждений.

Возможно, формы реализации соответствующих конституционных прав граждан необходимо рассматривать в общем русле реализации конституционных принципов социального правового государства в новых условиях социально-экономического и политического развития страны, но совершенно очевидно, что рыночные отношения в социальной сфере, тем более в такой гуманной области, как здравоохранение, должны быть ограничены.

Полагаем, что действующее законодательство в части реализации конституционных прав граждан Российской Федерации на бесплатную медицинскую помощь нуждается в совершенствовании по ряду направлений: определенный объем оказываемой бесплатной медицинской помощи должен обеспечивать не только лечение, но и профилактику, реабилитацию и адаптацию гражданина к нынешним условиям жизни; следует установить виды, формы, основания ответственности для лиц, отказывающих или ненадлежащее оказывающих в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения бесплатную медицинскую помощь; необходимы подготовленные законодательные акты, регламентирующие: порядок оказания видов бесплатной медицинской помощи, порядок публичного контроля за оказанием медицинской помощи, порядок публичного контроля за расходованием бюджетных средств на оказание бесплатной медицинской помощи.

В Конституции Российской Федерации и Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан обобщено лучшее из мирового опыта. Но в ходе их реализации право человека на бесплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не должно потерять свое содержание.

1. Каргалова М.В. Социальное государство — неотъемлемая часть современной цивилизации // Социальное государство: концепция и сущность. ДИЕ РАН N 138. М.: ИЕ РАН — изд. ОГНИ, 2004. С. 17.

2. Страшун Б.А. Десять лет конституционных прав и свобод // Журнал российского права. 2003. N 11. С. 6.

3. См.: Федеральный закон от 2 декабря 2000 г. N 139-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» // СЗ Российской Федерации, 2000. N 49. Ст. 4740.

4. Пищита А.Н. Правовой статус российского пациента // Журнал российского права. 2005. N 11. С. 52.

5. Карпенко С.В., Короткова И.Е., Тишина А.В., Ивашева В.В. Пути обеспечения сбалансированности государственных обязательств в сфере бесплатного здравоохранения // Главный врач. 2003. N 5. С. 12.

6. Государственный Доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 2004 году. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2005. Раздел 9. Оценка и прогноз состояния здоровья населения и основные направления развития здравоохранения. С. 89.

7. Найговзина Н.Б., Ковалевский М.А. Система здравоохранения в Российской Федерации: организационно-правовые аспекты. 2-е изд., испр. и доп. М.: ГЭОТАР-МЕД, 2004. С. 75.

8. Путило Н.В. Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. С. 64.

9. Николаев Г.А. Социальное государство в России: декларация или норма закона. Социальное государство: концепция и сущность. ДИЕ РАН N 138. М.: ИЕ РАН — изд. ОГНИ, 2004. С. 52.

10. СЗ Российской Федерации. 2004. N 35. Ст. 3607.

11. Лепихов М.И. Конституционно-правовые основы деятельности Российской Федерации по социальной защите населения: Монография, М.: ГИС, 2005. С. 176.

12. Герасименко Н.Ф., Александрова О.Ю., Григорьев И.Ю. Законодательство в сфере охраны здоровья граждан. М.: МЦФЭР, 2005. С. 40.

13. СЗ Российской Федерации. 2001. N 26. Ст. 2581.

14. Материалы расширенной коллегии Минздравсоцразвития России «О задачах реализации приоритетного национального проекта в сфере здравоохранения. Москва, 14 октября 2005 г. С. 5.

15. Из Доклада Минздравсоцразвития России «О ходе реализации Программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи в 2004 году».

16. Миняев В.А., Вишняков Н.И. Общественное здоровье и здравоохранение // МЕД-пресс-информ. 2004. С. 195.

17. Белоусова М.С. О медико-правовых аспектах оказания скорой медицинской помощи на современном этапе // Медицинское право. 2004. N 4.

18. Доклад к расширенной коллегии Минздравсоцразвития России «О задачах реализации приоритетного национального проекта в сфере здравоохранения» от 14 октября 2005 г.

19. Нарышкина А.А. Завтра будет завтра // Известия. 2003. 12 авг.

20. Заруцкая Е.А. Неравенство в доступе к услугам здравоохранения / Справедливые и несправедливые социальные неравенства в современной России. М.: Референдум, 2003.

21. Панова Л.В., Русинова Н.Л. Неравенства в доступе к первичной медицинской помощи // СОЦИС. 2005. N 6. С. 132-135.

22. Болдов О.Н. Ресурсный потенциал социальной сферы в 90-е годы. М.С. 47-64.

Института законодательства и

Ассоциация содействует в оказании услуги в продаже лесоматериалов: брус 1 станок по выгодным ценам на постоянной основе. Лесопродукция отличного качества.

Конституционное право статья 27