Уголовное дело по ч.2 ст.158 УК РФ (кража) Уголовное дело было возбуждено по факту тайного хищения чужого имущества (наказание до 5-ти лет лишения свободы). После предъявления обвинения и утверждения обвинительного обвинения, уголовное дело было направлено в суд. Адвокат вступил в дело в суде. Обвиняемый был несовершеннолетним и впервые привлекался к уголовной ответственности. Адвокатом было заявлено ходатайство о прекращении уголовного преследования несовершеннолетнего с применением к нему мер воспитательного воздействия. Суд прекратил уголовное преследование несовершеннолетнего и применил к нему меры воспитательного воздействия. Несовершеннолетний избежал судимости. Дело вел адвокат Николай Сабуров. Уголовное дело по ч.2 ст.158 УК РФ (кража) Адвокат вступил в дело на стадии предварительного следствия. По уголовному делу была определена линия и тактика защиты.

Уголовный кодекс российской федерации

Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которых превышает двести пятьдесят тысяч рублей, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере (п.25 Постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления.
При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов. Рассматривая крупный размер кражи, как особо квалифицирующий признак необходимо акцентировать внимание на том, что нужно проводить разграничение между «крупным размером» и «предметами имеющими особую ценность», т.к.

Кража в крупном и особо крупном размере

С участием адвоката доверитель был допрошен в качестве подозреваемого. Грамотные действия адвоката позволили правильно расставить все акценты в протоколе допроса, что в дальнейшем повлияло на вынесение правоохранительными органами постановления о прекращении уголовного преследования в отношении его подзащитного. Дело вел адвокат Николай Сабуров. Уголовное дело по ч.2 ст.158 УК РФ (кража) Уголовное дело было возбуждено по факту тайного хищения чужого имущества (наказание до 5-ти лет лишения свободы).
После предъявления обвинения и утверждения обвинительного обвинения, уголовное дело было направлено в суд. Адвокат вступил в дело в суде. Благодаря грамотным действиям адвоката уголовное дело было прекращено за примирением сторон, тем самым удалось избежать судимости. Дело вел адвокат Николай Сабуров.

Статья 158. кража

При этом судья указал, что имеются основания для предъявления Скромнову более тяжкого обвинения, поскольку согласно обвинению действиями Скромнова Чаплыгиной причинен ущерб, размер которого значительно превышает необходимый для признания крупным размером 500-кратный минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством на момент совершения преступления. Кроме того, органами предварительного следствия не выяснена ценность упомянутой иконы как предмета, имеющего особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, не приняты меры по обеспечению возможной конфискации имущества. Прокурор в частном протесте поставил вопрос об отмене постановления судьи и о направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Статья 158 ук рф. кража

Наказание за кражу

Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. — Волтерс Клувер, 2005 г. [5] Федотов, А. В. Кража, совершаемая с незаконным проникновением в жилище :Уголовно-правовые и криминологические аспекты : Автореферат диссертации. – М.: 2004. [6] Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2003 г. N 492-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крылова Николая Николаевича на нарушение его конституционных прав примечанием 2 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также действиями (бездействием) и решениями суда» [7] Определение Конституционного Суда РФ от 16 января 2001 г.

Ст 158 крупный размер

Ст. 158 ук рф крупный размер

Проникновение в жилище — это вторжение в жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному завладеть чужим имуществом. К. же совершил кражу вещей путем изъятия их с подоконника открытого окна, без вторжения в жилое помещение и применения каких-либо приспособлений для завладения имуществом.
При таких обстоятельствах надлежит признать, что в действиях Кирикова содержится состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст.158 УК РФ» [1]. Таким образом, нет оснований для квалификации как кражи «с проникновением в жилище» хищений личного имущества с перил балконов, особенно расположенных в домах на первом этаже, из подвалов и кладовых многоквартирных жилых домов. Согласимся с А.В.

Статья 158 крупный размер

Значительный ущерб гражданину в статьях настоящей главы, за исключением части пятой статьи 159, определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее пяти тысяч рублей. (п. 2 в ред. Федерального закона от 03.07.2016 N 323-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции) 3. Под помещением в статьях настоящей главы понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Под хранилищем в статьях настоящей главы понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей. (в ред. Федерального закона от 30.12.2006 N 283-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции) 4.

В суде стороной защиты было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего А. с принятием к нему мер воспитательного воздействия. Суд, учитывая положительный характеризующий материал, а так же смягчающие обстоятельства по делу, удовлетворил заявленное ходатайство, прекратив уголовное дело, применив к несовершеннолетнему меры воспитательного воздействия, предусмотренные ч.2 ст.90 УК РФ. Дело вел адвокат Николай Сабуров. Уголовное дело по ч.3 ст.158 УК РФ Уголовное дело было возбуждено по факту хищения материальных ценностей группой лиц по предварительному сговору, с причинением крупного размера, т.е.

по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч.3 ст.158 УК РФ. Адвокат вступил в дело на стадии предварительного расследования.

Ст.158 крупный размер

Так, для большинства норм главы 22, объединяющей экономические преступления, крупным размером признается сумма, превышающая 1 500 000 рублей. Но и здесь есть исключения – в частности, при привлечении к ответственности за ограничение конкуренции (ст. 178 УК РФ) крупным ущербом будет урон свыше 10 000 000 рублей. Особо крупный размер — это сколько? Особо крупным размером УК РФ признает стоимость имущества потерпевшего на сумму 1 000 000 рублей. В 2012 году в УК РФ были внесены изменения, согласно которым для преступлений, связанных с мошенничеством в кредитной сфере, с использованием платежных карт, в сфере страхования, а также в области компьютерной информации, особо крупный размер составляет 6 000 000 рублей. В 2016 году утратила силу ст. 159.4 УК — мошенничество в сфере предпринимательства. Ей на смену пришли ч. 6 и 7 ст.

Особо крупный размер по ст 158 ук рф это сколько

Федотовым отмечающим, что «закон усилил уголовную ответственность не просто за кражу в отношении имущества граждан из жилища безотносительно к способу их совершения, а за совершение их с проникновением в жилище и именно поэтому представляющих повышенную общественную опасность, так как в случае «физического» проникновения виновного в жилище он, одновременно нарушая неприкосновенность жилища, оказавшись внутри него, может похитить не просто плохо лежащие, а наиболее ценные вещи, которые с помощью крючка, шланга и иных приспособлений из форточки окна, отверстия двери практически невозможно похитить»[2]. Заметим, что судебная практика относит к жилищу не только жилое помещение, легальное определение которого дается законодателем в ЖК РФ, но и иные помещения, которые фактически используются для проживания (Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2005 г.

Субъекты налоговых преступлений

Субъекты налоговых преступлений, предусмотренных ст. 198 УК РФ, – это физические лица: российские и иностранные граждане, а также лица без гражданства, достигшие 16-летнего возраста, если они имеют налогооблагаемый доход и обязаны в соответствии с законодательством представлять в налоговые органы декларацию о доходах для исчисления и уплаты налогов.

Субъекты налоговых преступлений, предусмотренных ст. 199 УК РФ, – это в первую очередь руководители предприятий, учреждений, организаций. Указанных субъектов отличает достаточно высокий социальный статус, прочная установка на достижение преступной цели, широкие связи, в том числе в криминальных структурах. Соучастниками могут быть и иные служащие организации, включившие в бухгалтерские документы заведомо искаженные данные о доходах или расходах либо скрывшие иные объекты налогообложения, например, собственник (владелец) предприятия, главный (старший) бухгалтер, кассир, товаровед, продавцы.

При совершении налоговых посягательств преступные группы обычно состоят из двух человек: директора и главного (старшего) бухгалтера. Однако нередко в группу входят заместители директора и главного бухгалтера, кассир, кладовщик, товаровед. Почти три четверти налоговых преступников (74%) – мужчины (в основном руководители предприятий, организаций). Женщины обычно занимают бухгалтерские должности. Довольно широк – от 21 года до 65 лет – возрастной диапазон злостных неплательщиков налогов или страховых взносов, средний возраст которых составляет 38 лет. Налоговые преступники отличаются высоким образовательным уровнем – около 60% имеет высшее образование, а доля ранее судимых составляет 7%.

Группа сплочена тем крепче, чем успешнее реализуется преступная деятельность, обеспечивающая достижение индивидуальных целей всех соучастников. Потребности, удовлетворяемые налоговыми преступниками, – это повышение жизненного уровня и социального статуса, решение личных и семейных материальных проблем, стремление к расширению предпринимательской деятельности, инвестированию «сэкономленных» финансовых средств в развитие производства, рекламу товаров, услуг, а иногда и в теневой бизнес.

Кто является субъектом преступления предусмотренного ст199 ук рф

4. Субъекты налоговых преступлений / Налоговые преступления

При привлечении к ответственности по ст. 199 УК РФ очень сложно бывает определить, кого можно отнести к категории так называемых «специальных субъектов» данного налогового преступления. В тексте указанной статьи речь идет об уклонении организации от уплаты налогов, но кто именно совершает данное преступление, не сказано. (Например, в ст. 193 УК РФ прямо указывается на руководителя организации как на лицо, несущее ответственность за невозвращение в крупном размере из-за границы средств в иностранной валюте, подлежащих в соответствии с российским законодательством обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк России. Вместе с тем, согласно российской уголовно-правовой доктрине, воплощенной в Уголовном кодексе 1996 г., уголовную ответственность могут нести только физические лица.)

По вопросу о субъекте преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления N 8 разъяснил, что к ответственности по указанной статье могут быть привлечены не только руководитель и главный (старший) бухгалтер организации-налогоплательщика, но и лица, фактически выполняющие обязанности руководителя и главного (старшего) бухгалтера, а также иные служащие организации-налогоплательщика, включившие в бухгалтерские документы заведомо искаженные данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты налогообложения. Лица же, организовавшие совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, или руководившие этим преступлением либо склонившие к его совершению руководителя, главного (старшего) бухгалтера организации-налогоплательщика или иных служащих этой организации, или содействовавшие совершению преступления советами, указаниями и т.п., несут ответственность как организаторы, подстрекатели или пособники по ст. 33 УК РФ и соответствующей части ст. 199 УК РФ.

Указание на фактическое исполнение обязанностей означает, что к ответственности по ст. 199 УК РФ может быть привлечено лицо, юридически не занимающее в организации какой-либо должности, связанной с выполнением обязанностей по подписанию представляемых в органы налоговой службы отчетных документов, но в то же время в действительности осуществляющее руководство организацией.

Член организованной преступной группы Жмайко «купил» коммерческую организацию «Тремплин», участниками которой стали его родственники. На должности руководителя и главного бухгалтера были назначены Шугин и Быков, которые совершенно не разбирались в бухгалтерии и налоговой документации. Все первичные, а также представляемые в налоговые органы отчетные документы готовило по договоренности со Жмайко неустановленное следствием лицо. По указанию Жмайко «зиц-председатели» Шугин и Быков подписывали документацию, которую затем представляли в налоговые органы.

Когда выяснилось, что в результате искажения бухгалтерской документации сумма неуплаченного «Треплином» налога превысила крупный размер, в отношении Шугина и Быкова возбудили уголовное дело по ст. 199 УК РФ. Указанные лица выдвинули версию о том, что совершили налоговое правонарушение неумышленно, полностью полагаясь на правильность данных, содержащихся в представленных им на подпись документах. Арестованный за совершение другого преступления Жмайко подтвердил эти показания. В результате в отношении Шугина и Быкова дело прекратили за отсутствием в их действиях состава преступления, а Жмайко по совокупности осудили и по ст. 199 УК РФ.

Данное решение основано прежде всего на положениях ст. 5 УК РФ о том, что объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Следствие и суд правильно определили, что, давая указания юридическим руководителям подписывать отчеты для налоговых органов, Жмайко как бы совершал преступление их руками. Шугин и Быков были, образно говоря, орудием его преступления. На юридическом языке такие действия называются «посредственным причинением» или «посредственным исполнением».

Уголовный кодекс содержит прямое указание, согласно которому исполнителем признается в том числе и лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК РФ (в том числе в силу неумышленности совершения правонарушения, за которое уголовная ответственность возможна только при наличии умысла).

В описанной ситуации посредственного причинения Жмайко не может нести ответственность за преступление, совершенное в группе, так как группа предусматривает участие в ней действительных субъектов преступления, которыми в данном случае Шугин и Быков не были, ибо преступления не совершили.

Вопрос о возможности вменения квалифицирующего признака совершения преступления группой возникает и в следующих ситуациях.

Гаятуров, генеральный директор ООО «Любимовские капиталы», и его сын, не работавший в данной организации, подделали подпись главного бухгалтера и представили соответствующие документы в налоговые органы. Цель — неуплата налога была достигнута. Следствие предъявило Гаятуровым обвинение по п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов с организации группой лиц по предварительному сговору). Однако суд изменил квалификацию содеянного, исключил указание на совершение преступления группой лиц и осудил Гаятурова-отца по ч. 1 ст. 199 УК РФ, а Гаятурова-сына по той же статье, но как пособника со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Как отмечалось, санкция ч. 1 ст. 199 УК РФ значительно мягче санкции ч. 2 той же статьи. Так почему же суд вменил более мягкий неквалифицированный состав преступления и признал сына пособником, а не членом преступной группы?

Пособником, как определено в ч. 5 ст. 33 УК РФ, признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы. Однако Гаятуров-сын ничего из описанного не совершил, он вместе с отцом вносил искажения в отчетную документацию, представляемую в налоговые органы, т.е. выполнял объективную сторону состава преступления, отраженную в ст. 199 УК РФ. И потому он, казалось бы, должен отвечать за содеянное именно как соисполнитель, о котором ч. 2 ст. 33 УК РФ говорит как о лице, непосредственно совершившем преступление либо непосредственно участвовавшем в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями).

Обоснование решения суда содержится в ч. 4 ст. 34 УК РФ, в соответствии с которой лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части УК РФ, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление не как соисполнитель, а в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника. Таким образом, руководящее положение Гаятурова, соответствующее требованиям, предъявляемым к специальным субъектам налогового преступления, не позволило признать его сына членом преступной группы, в состав которой могли входить только подобные Гаятурову-отцу «спецсубъекты».

Еще одно важное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ: «субъектом преступления является не только руководитель, главный (старший) бухгалтер или лица, выполняющие их обязанности, но и иные служащие, включившие заведомо искаженные данные в бухгалтерские документы» [1] .

Рядовой сотрудник бухгалтерии фирмы «Ямское» Турцева по указанию главного бухгалтера Дутовой и гендиректора Щуплова вносила различные искажения в учетную бухгалтерскую документацию для того, чтобы в налоговые органы попала информация, не соответствующая данным об объекте налогообложения. Когда факт неуплаты налога, связанный с искажением отчетности, был обнаружен, и по материалам проверки возбудили уголовное дело, Турцева не смогла в силу значительного числа доказательств опровергнуть обвинение в заведомости искажения ею бухгалтерской документации. Однако Дутова и Щуплов категорически отвергали то, что они давали бухгалтеру соответствующие указания. Объясняли же происшедшее тем, что Турцева сама, без их ведома пошла на такие нарушения. В результате именно Турцева и была осуждена по ст. 199 УК РФ.

До появления Постановления N 8 спор о том, можно ли осудить по ст. 199 УК РФ служащего организации, в обязанности которого входит включение в бухгалтерские документы данных о доходах или расходах, однозначного решения не имел. Пленум же принял во внимание, что в тексте ст. 199 УК РФ говорится об уклонении от уплаты налогов с организаций в том числе и путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах. Таким образом, решение вопроса о возможности привлечения к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ лиц, которые внесли соответствующие сведения в первичные бухгалтерские документы, связано с содержанием, которое вкладывает закон в понятие «бухгалтерские документы».

Законодательство о бухгалтерском учете к бухгалтерским документам относит не только бухгалтерскую отчетность, но и первичные учетные документы. Об этом говорится в главе 2 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Таким образом, привлечение к уголовной ответственности рядового сотрудника бухгалтерии как «единичного» исполнителя преступления вполне допустимо, что и нашло отражение в Постановлении N 8

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов»

Статья 198. Уклонение физического лица от уплаты налогов, сборов и (или) физического лица — плательщика страховых взносов от уплаты страховых взносов

1. Уклонение физического лица от уплаты налогов, сборов и (или) физического лица — плательщика страховых взносов от уплаты страховых взносов путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Примечания. 1. Под физическим лицом — плательщиком страховых взносов в настоящей статье понимаются индивидуальные предприниматели и не являющиеся индивидуальными предпринимателями физические лица, которые производят выплаты и иные вознаграждения физическим лицам и обязаны уплачивать страховые взносы в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

2. Крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более девятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая два миллиона семьсот тысяч рублей, а особо крупным размером — сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более четырех миллионов пятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая тринадцать миллионов пятьсот тысяч рублей.

3. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно полностью уплатило суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумму штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 198 УК РФ

1. Признаки данного преступления, а также преступлений, предусмотренных ст. ст. 199, 199.1 и 199.2 УК, раскрыты в НК, а также в Постановлении Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64.

2. Понятие налога и сбора содержится в ст. 8 НК. Их виды установлены в ст. ст. 12 — 15, 18 НК. Ответственность по ст. 198 УК или по ст. 199 УК наступает в случае уклонения от уплаты как федеральных налогов и сборов, так и налогов субъектов РФ и местных налогов.

3. Понятия «налогоплательщик», «объект налогообложения», «налоговая база», «налоговый период» и т.д. названы специфическими понятиями и терминами законодательства о налогах и сборах (п. 3 ст. 11 НК). В частности, понятие объекта налогообложения раскрыто в ст. 38 НК, понятия налоговой базы и налоговой ставки — в ст. 53 НК, понятие и принципы определения доходов — в ст. 41 НК и т.д.

4. Понятие налоговой декларации содержится в п. п. 2, 6 и 7 ст. 80 НК РФ. Под иными документами, указанными в комментируемой статье, следует понимать любые предусмотренные НК и принятыми в соответствии с ним федеральными законами документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов. Некоторые виды таких документов приведены в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64.

5. Под уклонением от уплаты налогов и (или) сборов следует понимать умышленные деяния, направленные на их неуплату в крупном или особо крупном размере и повлекшие полное или частичное непоступление соответствующих налогов и сборов в бюджетную систему РФ. Способами уклонения от уплаты налогов и (или) сборов могут быть как действия в виде умышленного включения в налоговую декларацию или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, так и бездействие, выражающееся в умышленном непредставлении налоговой декларации или иных указанных документов.

6. Моментом окончания преступления следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством. Это означает, в частности, что представление в налоговые органы содержащей заведомо ложные сведения налоговой декларации, когда это является способом уклонения от уплаты налогов и имеет целью неисполнение обязанности полностью уплатить налог, как оконченное преступление еще не расценивается.

Если налогоплательщик не представил налоговую декларацию или иные документы, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным (статья 23 НК РФ), либо включил в налоговую декларацию или в эти документы заведомо ложные сведения, в том числе в случаях подачи в налоговый орган заявления о дополнении и изменении налоговой декларации после истечения срока ее подачи, но затем до истечения срока уплаты налога и (или) сбора сумму обязательного взноса уплатил (п. 4 ст. 81 НК), добровольно и окончательно отказавшись от доведения преступления до конца (ч. 2 ст. 31 УК), то в его действиях состав преступления, предусмотренный комментируемой статьей или ст. 199 УК, отсутствует.

7. Под включением в налоговую декларацию или в иные документы, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений следует понимать умышленное указание в них любых не соответствующих действительности данных об объекте налогообложения, расчете налоговой базы, наличии налоговых льгот или вычетов и любой иной информации, влияющей на правильное исчисление и уплату налогов и сборов. В п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64 приведены наиболее типичные способы совершения преступления в этой форме.

8. В примеч. к комментируемой статье дано определение совершения преступления в крупном и особо крупном размере. О применении примеч. см. п. п. 11 и 12 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64.

9. Субъективная сторона — прямой умысел. Пленум подчеркнул, что при решении вопроса о наличии у лица умысла надлежит учитывать обстоятельства, указанные в ст. 111 НК, исключающие вину в налоговом правонарушении (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64).

10. Субъектом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, является достигшее 16-летнего возраста вменяемое физическое лицо, на которое в соответствии с законодательством о налогах и сборах возложена обязанность по исчислению и уплате в соответствующий бюджет налогов и (или) сборов, а также по представлению в налоговые органы налоговой декларации и иных документов, необходимых для осуществления налогового контроля, представление которых в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах является обязательным.

Субъектом преступления, ответственность за которое предусмотрена комментируемой статьей, может быть и иное физическое лицо, осуществляющее представительство в совершении действий, регулируемых законодательством о налогах и сборах, поскольку в соответствии со ст. ст. 26, 27 и 29 НК налогоплательщик (плательщик сборов) вправе участвовать в таких отношениях через законного или уполномоченного представителя, если иное не предусмотрено НК.

11. В тех случаях, когда лицо, фактически осуществляющее свою предпринимательскую деятельность через подставное лицо (например, безработного, который формально был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя), уклонялось при этом от уплаты налогов (сборов), его действия следует квалифицировать по комментируемой статье как исполнителя данного преступления, а действия иного лица в силу ч. 4 ст. 34 УК — как его пособника при условии, если он сознавал, что участвует в уклонении от уплаты налогов (сборов) и его умыслом охватывалось совершение этого преступления.

12. В п. 2 примеч. к комментируемой статье предусмотрен специальный случай освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Исходя из позиции судебной практики, по смыслу закона впервые совершившим преступление, предусмотренное ст. 198 УК, следует считать лицо, совершившее одно или несколько таких тождественных преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено, либо лицо, предыдущий приговор в отношении которого не вступил в законную силу . Руководствуясь этим достаточно спорным подходом, лицо может совершить множество преступных деяний, даже в процессе расследования в отношении его уголовного дела по комментируемой статье (по предыдущим случаям совершения тождественных преступлений), и все они будут считаться совершенными впервые.
———————————
Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2008 год // БВС РФ. 2009. N 7.

Более точным представляется такое понимание совершенного впервые преступления: лицо впервые совершает преступление, если за ранее совершенное тождественное преступление оно было в установленном законом порядке освобождено (или должно быть освобождено в связи с истечением сроков давности) от уголовной ответственности, в том числе и в связи с применением примеч. к комментируемой статье, либо судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята.

13. По смыслу положений ст. 28.1 УПК указание в примечании в числе условий для освобождения от ответственности на полную уплату лицом суммы недоимки, соответствующих пеней, а также штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК, означает, что лицо возмещает ущерб исходя из размера недоимки, установленного налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу, и размера пеней и штрафов, не только определяемого в соответствии с НК, но и отраженного в соответствующем решении налогового органа либо в заключении эксперта по уголовному делу. В противном случае лицо, исчислив размер пени и штрафов самостоятельно, и уплатив их в меньшей, чем надлежит, сумме, неосновательно станет рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности.

8. Субъект преступления

С понятием субъекта преступления неразрывно связано понятие «налогоплательщик и плательщик сборов».
По ст. 199 УК РФ субъект преступления специальный— физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, в функциональные обязанности которого входит уплата налогов (сборов) с предприятия. Таким лицом, как правило, является руководитель исполнительного органа.
Однако встречаются случаи, когда функциональные обязанности по расчету и уплате налогов приказом по предприятию (например, в установочном приказе об учетной политике предприятия на отчетный год) возлагается на финансового или коммерческого директора, одного из заместителей директора и т.д.
Таким образом, круг субъектов данного преступления ограничивается теми лицами, на которых возложена обязанность по ведению бухгалтерского учета, представлению отчетности и уплате на-
‘ См. Яни ПС. Экономические и служебные преступления.— М. 1997; Во.гженкгт Б.В. Экономические преступления,— СПб, 1999.

лава 41. Расследование налоговых преступлений
логов. Следует иметь в виду, что полномочия руководителей (исполнительных органов) юридического лица определяются следующей законодательной и нормативно-правовой базой:

  • Законами (например, федеральными законами РФ «Об акционерных обществах», «Об общест
    вах с ограниченной ответственностью» и т.д.);
  • Федеральным законом РФ «О бухгалтерском учете»;
  • Уставами предприятий;
  • Трудовыми договорами (контрактами), заключаемыми с руководителями учредителем или уч
    редителями предприятий;
  • Положением о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), вклю
    чаемых в себестоимость и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при
    налогообложении прибыли (утв. Постановлением Правительства РФ от 5.08.92 г. № 552);
  • Внутренними нормативными актами, обязательными к исполнению руководителем предпри
    ятия (протоколы общих собраний участников организации, заседаний совета директоров, инст
    рукции, положения, приказы, директивы и проч.);
  • Нормативными актами руководителя предприятия (например, установочный приказ «Об учет
    ной политике предприятия на год»), в которых определяются лица, ответственные за уплату на
    логов.

К нормативным документам, возлагающим обязанности по уплате налогов (сборов), не могут относиться договоры поручений, доверенности на право совершения тех или иных гражданско-правовых сделок и прочие гражданско-правовые документы. Даже если в них и имеется соответствующее указание на уплату налогов со сделок.
Как указано выше, законодательством очерчен конкретный круг лиц, на которых возлагается обязанность по уплате налогов с организацией. И эту обязанность нельзя делегировать другим лицам в гражданско-правовом, в том числе договорном порядке.
Согласно ч. 3 ст. 2 ГК РФ к налоговым и другим финансовым и административным отношениям гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. В данном случае законодательством (за исключением возможности делегирования прав налогового агента) совершение подобных действий не предусмотрено. Кроме того, такой (договорный) порядок поручений (делегирования) уплаты налогов практически нереализуем, так как вся учетная политика предприятия ведется в его бухгалтерии и концентрируется в отчетной бухгалтерской документации предприятий.
Даже филиалы и обособленные подразделения согласно НК РФ теперь не являются глмхи-тпг-тельными плательщиками налогов и таковые платят через свою головную организацию.
Следует несколько слов посвятить такому субъекту преступления, как главный бухгалтер (бухгалтер предприятия).
За формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета и своевременное представление полной и достоверной отчетности отвечает главный бухгалтер (или бухгалтер). Без визы этой важнейшей фигуры на предприятии не должен обходиться ни один документ по хозяйственным
Без его подписи денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению.
Эти полномочия свидетельствуют, что главный бухгалтер может самостоятельно реализовать преступный умысел, а значит, быть субъектом преступления в единственном числе (например, в том случае, когда умысел руководителя не доказан или когда крупный размер «распылен» между несколькими руководителями, или когда главный бухгалтер реализует самостоятельный преступный умысел, пользуясь некомпетентностью руководителя (так называемого «зицпредседателя»).
Однако о роли и субъектности главного бухгалтера организации, хотя практика здесь уже достаточно «наработана», в силу несовершенства принципов бухгалтерского и налогового учета, которые совершенно не совпадают между собой ни по целям, ни по задачам, на мой взгляд, применительно к данной статье закона говорить рано.
Немало вопросов на практике возникает в связи с квалификацией действий учредителей (акционеров) предприятий.
В большинстве случаев лица, выполняющие управленческие функции в организации, — наемные работники, которые работают за установленный им должностной оклад, заработную плату. Мотивы для совершения налоговых преступлений, если их не подвигнуть какими-либо стимулами, у них отсутствуют.
Другое дело учредители, собственники предприятия, для которых немаловажное значение имеет неучтенная или иным образом сокрытая прибыль, дивиденды и проч.
662

Глава 41. Расследование налоговых преступлений
Если в ходе следствия будет установлено участие учредителей в неуплате налогов (например, в форме прямых указаний исполнительному органу, в форме частой смены руководителей предприятия с целью увода их от ответственности за неуплату налогов, сокрытия от них полной информации о доходах, в форме получения неучтенных денежных средств с предприятия, сопровождавшегося неуплатой налогов юридическим лицом и в других случаях), то таковые, если они являются физическими лицами, привлекаются к ответственности, наряду с виновным руководителем (если таковой имеется) и главным бухгалтером предприятия как организаторы, подстрекатели и иные со* участники преступления.

В тех случаях, когда организация-налогоплательщик является дочерней или зависимой по отношению к другой, в качестве соучастников могут выступать учредитель (участник), акционер, руководитель или главный бухгалтер последней.
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 1991 УК РФ, является лицо, выполняющее обязанности налогового агента. Им может быть физическое или юридическое лицо, применительно к ст. 199 УК РФ, которое выплачивает доход наёмным работникам и в соответствии с НК РФ, обязанное исчислять, удерживать и перечислять в соответствующие бюджеты (внебюджетные фонды) удержанные у налогоплательщика налоги и сборы. Однако за действия юридических лиц несут ответственность их руководители или руководители и (или) главные бухгалтера.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» указано, что к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ могут быть привлечены также служащие организации-налогоплательщика, включающие в бухгалтерские документы заведомо искаженные данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты налогообложения. Поскольку налоговый агент выполняет обязанности налогоплательщика, постольку к нему также применимы и разъяснения, данные в комментарии к ст. 199 УК РФ.
Однако здесь необходимо иметь в виду, что не всякая организация, выплачивающая доход на* логоплателыцикам, является налоговым агентом. В этом плане показательно дело, рассмотренное в Московском областном арбитражном суде по иску налогового органа к учреждению — детскому саду. По результатам проведенной проверки ИМНС привлекло ответчика к налоговой ответственности за неперечисление налога на доходы физических лиц в бюджет.
Однако арбитражный суд не согласился с позицией истца о том, что детский сад может быть налоговым агентом по налогу на физических лиц. Решение суда обосновывалось тем, что в соответствии со ст. 6 Закона РФ «О бухгалтерском учете» руководители организации могут передать на договорных началах ведение бухгалтерского учета централизованным бухгалтериям. Ведение бухгалтерского учета в бюджетных учреждениях централизованными бухгалтериями предусматривается и п. 5 ст. 321′ НК РФ.
Из материалов дела следовало, что ответчик являлся муниципальным образовательным учреждением, бухгалтерский учет которого, включая обязанность по уплате налогов, осуществлялся централизованной бухгалтерией при администрации поселка. При таких обстоятельствах руководство и бухгалтер детского сада в случае, если бы невыплата налогов и достигла крупных размеров, не могли быть признаны также и субъектами комментируемого преступления. (См. Дело № А41-К2-15298/02.)
А поэтому при квалификации преступления очень важно выянить и определить статус предполагаемого налогового агента — организации или физического лица, проверить его уставные документы и иные вопросы об административных взаимоотношениях и связях, установить, зависит ли организация в своей деятельности от государства или муниципального образования и несет ли государство или муниципалитет ответственность по его долгам.
Порой, прикрываясь «государственной сцецификой», некоторые организации пытаются всю вину за неперечисление налогов переложить на государство. Подобную попытку можно продемонстрировать на примере рассмотренных судами жалоб Государственного научного центра РФ «Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований» к Государственной налоговой инспекции по г. Троицку.
Последней был заявлен иск к ГНЦ о взыскании штрафных санкций за невыполнение организацией как налоговым агентом обязанности по удержанию налога. Решением Арбитражного суда Московской области, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, исковые требования были удовлетворены.
Из материалов дела следовало, что согласно акту проверки ответчиком удержан, но не перечислен подоходный налог с заработной платы работников центра. Удовлетворяя исковые требования, суд сослался на то, что в соответствии с Уставом институт находился на хозрасчете и мог осущест^
663

Глава 41. Расследование налоговых преступлений
влять коммерческую деятельность, в Уставе отсутствовала ссылка на то, что институт в своей деятельности зависит целиком от государства и государство несет ответственность по его долгам.
В соответствии со ст. 24 НК РФ налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги.
Судом было установлено, что ответчиком указанная обязанность выполнена не была, удержанные суммы в доход бюджета не перечислены (см. Дело № А41-К2-6914/99 Арбитражного суда Московской области). При указанных выше обстоятельствах физические лица (руководители и бухгалтера института, причастные к налоговому нарушению) могли быть признаны и субъектами преступления, предусмотренного ст. 1991 УК РФ, если бы в их действиях были установлены другие признаки состава преступления и если бы во время их проверки существовала уголовная ответственность за данное деяние.
Субъектом преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ, является собственник или руководитель организации либо иное лицо, выполняющее управленческие функции в этой организации, или индивидуальный предприниматель. Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Преступление характеризуется, как правило, корыстной направленностью.
Нередко правоохранительные органы, формально установив неуплату (недоплату) налога или страхового взноса в крупном размере, не утруждают себя дальнейшей проверкой и возбуждают уголовные дела по самому факту правонарушения, а не в отношении конкретного физического лица — субъекта преступления.
Подобные действия противоречат нормам материального и процессуального права и должны находить немедленное реагирование со стороны руководителей предприятия в форме обжалования незаконных действий органа предварительного расследования или прокурора. Между тем установление виновного лица является одним из необходимых условий по выявлению признаков состава преступления на стадии доследственной проверки.
При рассмотрении дел о налоговых преступлениях важно разграничивать понятия налогоплательщики (плательщики сборов) и субъекты преступлений. В ряде случаев эти понятия совпадают, а в ряде — нет.

РАЗЪЯСНЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
О СУБЪЕКТЕ НАЛОГОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Вопрос о субъекте налоговых преступлений, ответственность за которые установлена в ст.ст. 198—1992 УК РФ, еще не получил окончательного решения в теории уголовного права. В данных статьях явно не предусмотрен специальный субъект. Анализ законодательства иной отраслевой принадлежности (Налогового кодекса Российской Федерации — НК РФ) дает веские основания считать, что субъект налоговых преступлений по общему правилу должен признаваться специальным, поскольку налоговые платежи обязаны осуществлять только законодательно определенные лица. Таким образом, имеет место в известной степени несоответствие налогового и уголовного законодательства. Отсюда и необходимость в разъяснениях со стороны Верховного Суда Российской Федерации по вопросу определения признаков субъекта налогового преступления.

1. В постановлении «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» от 28 декабря 2006 г. № 64 (далее — Постановление) Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 6 разъясняет, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, является достигшее шестнадцатилетнего возраста физическое лицо (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства), на которое в соответствии с законодательством о налогах и сборах возложена обязанность по исчислению и уплате в соответствующий бюджет налогов и (или) сборов, а также по представлению в налоговые органы налоговой декларации и иных документов, необходимых для осуществления налогового контроля, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным. В частности, в силу ст. 11 НК РФ им может быть индивидуальный предприниматель, зарегистрированный в установленном порядке и осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частный нотариус, адвокат, учредивший адвокатский кабинет.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает необходимость установления, помимо обязательных признаков субъекта, таких как шестнадцатилетний возраст и вменяемость, еще и дополнительного специального признака в виде обязанности уплачивать установленные налоговым законодательством налоги и (или) сборы. Данная обязанность вытекает из возникающих в налоговой сфере отношений. Субъекты этих отношений наделяются определенным налогово-правовым статусом. Таким образом, по общему правилу субъект преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, является специальным субъектом.

2. Кроме того, Пленум отмечает, что субъектом преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 198 УК РФ, может быть и иное физическое лицо, осуществляющее представительство в совершении действий, регулируемых законодательством о налогах и сборах, поскольку в соответствии со ст.ст. 26, 27 и 29 НК РФ налогоплательщик (плательщик сборов) вправе участвовать в таких отношениях через законного или уполномоченного представителя, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом Российской Федерации.

Следует отметить, что по вопросу о возможности привлечения законного и уполномоченного представителей налогоплательщика к уголовной ответственности по ст. 198 УК РФ Пленум Верховного Суда Российской Федерации высказался впервые, внеся определенные новеллы в практику ее применения. До этого как на практике, так и в юридической литературе высказывались различные, порой диаметрально противоположные мнения.

Налоговый кодекс Российской Федерации (ст.ст. 26—29) ввел новый для российского права институт — налоговое представительство. Это специальный правовой институт, позволяющий обеспечивать осуществление прав и обязанностей налогоплательщика действиями других лиц.

Для нужд налогового законодательства Российской Федерации выделяются два вида представителей — законный и уполномоченный представитель.

Согласно п. 2 ст. 27 НК РФ законными представителями налогоплательщика физического лица признаются лица, выступающие в качестве его представителей в соответствии с гражданским законодательством России. К таковым относятся родители, усыновители, опекуны, попечители, представляющие в силу закона (без доверенности) интересы несовершеннолетних, а также лиц, признанных судом недееспособными вследствие психического расстройства, и лиц, ограниченных судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами(1). В налоговых правоотношениях на законных представителей налогоплательщика возложены обязанности налогоплательщика (ст. 23 НК РФ), в том числе по уплате налогов (что является исключением из общего правила п. 1 ст. 45 НК РФ о самостоятельности исполнения налогоплательщиком своих обязанностей).

В отличие от законного представителя, уполномоченным представителем налогоплательщика признается физическое лицо (или юридическое лицо), представляющее интересы налогоплательщика в отношениях с налоговыми органами (таможенными органами, органами государственных внебюджетных фондов), иными участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах. По смыслу абз. 2 п. 3 ст. 29 НК РФ уполномоченный представитель налогоплательщика физического лица осуществляет свои полномочия на основании нотариально удостоверенной доверенности или доверенности, приравненной к нотариально удостоверенной в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

В случае с законным представителем обязанность по уплате налогов перекладывается с налогоплательщика на его законного представителя в силу несостоятельности налогоплательщика и на основании положений гражданского и семейного законодательства. Законный представитель приобретает обязанность по уплате налогов за лицо, которое он представляет. В то время как само лицо эту обязанность выполнить не в состоянии по причинам, от него не зависящим.

Что же касается уполномоченного представителя, то он действует только в пределах тех полномочий, которые ему предоставлены налогоплательщиком. В связи с этим следует уточнить позицию Пленума о возможности признания уполномоченного представителя субъектом налогового преступления. Он им может быть в том случае, если налогоплательщик доверил ему правомочие «платить налоги». Уполномоченный представитель может осуществлять и другие функции: консультировать налогоплательщика по вопросам легальной минимизации налогового бремени, разрабатывать соответствующие финансовые проекты, производить оценку налоговых последствий отдельных хозяйственных операций и др.

В Постановлении Верховный Суд Российской Федерации ничего не сказал о квалификации действий уполномоченного представителя в случае,

когда они совершаются по сговору с самим налогоплательщиком. Здесь квалификация будет определяться характером действий, совершаемых названными лицами, в зависимости от того, образуют ли эти действия объективную сторону (или часть ее) преступления.

3. В доктрине не утихает дискуссия относительно квалификации действий лиц, фактически осуществляющих предпринимательскую деятельность через подставное лицо. Высказываются различные позиции. Одни считают, что таких лиц надо привлекать к уголовной ответственности только в рамках института соучастия — как пособников, подстрекателей или организаторов. Другие высказывали мысль о том, что подобная деятельность вообще не образует состава налогового преступления и ее следует расценивать как незаконное предпринимательство. Однако Пленум Верховного Суда Российской Федерации занял другую позицию, которая является доминирующей в доктрине. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность через подставное лицо и уклоняющиеся от уплаты налогов, признаются субъектами преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ.

В Постановлении отмечается, что в тех случаях, когда лицо, фактически осуществляющее свою предпринимательскую деятельность через подставное лицо (например, безработного, который формально был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя), уклонялось при этом от уплаты налогов (сборов), его действия следует квалифицировать по ст. 198 УК РФ как исполнителя данного преступления, а действия иного лица в силу ч. 4 ст. 34 УК РФ — как его пособника при условии, если он сознавал, что участвует в уклонении от уплаты налогов (сборов) и его умыслом охватывалось совершение этого преступления.

Вряд ли в этом случае можно говорить о том, что Верховный Суд Российской Федерации расширительно толкует содержание диспозиции ст. 198 УК РФ, предлагая лицо, фактически занимающееся предпринимательской деятельностью, признавать исполнителем преступления, а лицо, формально зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, — пособником преступления. О специальности субъекта в диспозиции ст. 198 УК РФ речи не идет, такой вывод закономерно делается с учетом законодательства иной отраслевой принадлежности, а именно налогового законодательства. Пленум Верховного Суда Российской Федерации признал нерегистрацию предпринимательской деятельности на себя способом налогового преступления. Тем самым в известной мере он отошел от требований налогового законодательства о необходимости наличия определенного налогово-правового статуса при решении вопроса об уголовной ответственности и предложил руководствоваться фактической деятельностью, а не документальным оформлением предпринимательской деятельности.

Разъяснение Верховного Суда Российской Федерации имеет большое значение для отграничения налогового преступления от незаконного предпринимательства, уголовная ответственность за которое предусмотрена в ст. 171 УК РФ. Если лицо регистрирует свою предпринимательскую деятельность на другое (подставное) лицо, то состава незаконного предпринимательства не будет, поскольку предпринимательская деятельность как таковая зарегистрирована.

При решении вопроса о квалификации действий фактического индивидуального предпринимателя следует иметь в виду, что с точки зрения налогового законодательства обязанность по уплате налогов у фактического индивидуального предпринимателя не возникает, с позиций налогового законодательства он является сторонним лицом. Все обязанности по декларированию доходов, уплате налогов и (или) сборов де-юре лежат на лице, зарегистрированном в качестве индивидуального предпринимателя, действия которого, как разъясняет Верховный Суд Российской Федерации, следует квалифицировать как пособничество при условии, что такое лицо сознавало,

что участвует в уклонении от уплаты налогов (сборов), и его умыслом охватывалось совершение этого преступления.

Представляется, что разъяснение Верховного Суда Российской Федерации нуждается в корректировке. Очевидно, что квалификация действий указанного «формального» предпринимателя зависит не только от осознания им участия в уклонении от уплаты налогов. Если осознания преступной деятельности и умысла на совершение преступления у него нет, то состава преступления в его действиях не будет. Если же умыслом лица, формально зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, охватывалось совершение уклонения от уплаты налогов, то квалификация его действий зависит от их характера, а не от содержания субъективной стороны.

Если участие такого субъекта в совершении преступления заключалось только в том, что он осознанно дал разрешение зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, подписал соответствующие документы и доверенности, понимая, что это будет использовано в последующем для уклонения от уплаты налогов, то, безусловно, такой субъект является пособником, поскольку создал условия для совершения преступления. Если же он выполняет хотя бы часть объективной стороны преступления (например, подписывает декларацию, содержащую ложные сведения), то он является исполнителем (соисполнителем) преступления, но не пособником. А вот «фактический предприниматель» в этом случае является организатором преступления. Вполне вероятна ситуация, когда объективная сторона преступления выполняется согласованными действиями обоих субъектов, в таком случае вполне обоснованным будет квалификация их действий как соисполнителей.

4. Статья 199 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов с юридического лица.

По российскому уголовному законодательству юридические лица не могут быть субъектами уголовно наказуемого деяния. Но от имени и в интересах юридического лица всегда действует конкретное физическое лицо, что позволяет в данном случае рассматривать вопрос о субъекте преступления при уклонении от уплаты налогов и (или) сборов с организации. К организациям, указанным в ст. 199 УК РФ, относятся все перечисленные в ст. 11 НК РФ организации: юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также иностранные юридические лица, компании и другие корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств международные организации, филиалы и представительства указанных иностранных лиц и международных организаций, созданные на территории Российской Федерации.

Кроме того, организацией для целей ст. 199 УК РФ следует признавать консолидированную группу налогоплательщиков. Федеральным законом от 16 ноября 2011 г. № 321-ФЗ в Налоговый кодекс Российской Федерации введена глава 3.1 «Консолидированная группа налогоплательщиков», в которой предусмотрена возможность добровольного объединения налогоплательщиков налога на прибыль организаций на основе договора о создании консолидированной группы налогоплательщиков в целях исчисления и уплаты налога на прибыль организаций с учетом совокупного финансового результата хозяйственной деятельности указанных налогоплательщиков. При этом обязанности по исчислению и уплате налога на прибыль организаций по консолидированной группе налогоплательщиков возлагаются на ответственного участника консолидированной группы налогоплательщиков. Ответственным участником консолидированной группы налогоплательщиков является один из участников консолидированной группы налогоплательщиков, который в правоотношениях по исчислению и уплате указанного налога осуществляет те же права и несет те же обязанности,

что и налогоплательщики налога на прибыль организаций.

В теории налогового права существует такое понятие, как «субъект налогообложения» — лицо, на котором лежит обязанность уплатить налог за счет собственных средств. Применительно к ст. 198 УК РФ субъект преступления и субъект налогообложения в значительной степени совпадают. Однако применительно к ст. 199 УК РФ, где запрет на уклонение от уплаты налогов (сборов) в крупном (особо крупном) размере установлен для организаций, субъект налогообложения и субъект преступления не совпадают. В данном случае речь идет не о статусе налогоплательщика (его обладателем является организация), а о статусе физических лиц, отвечающих за налогообложение в организации.

От имени и в интересах юридического лица всегда выступают представители этого юридического лица. В соответствии со ст. 28 НК РФ действия (бездействие) законных представителей организации, совершенные в связи с участием этой организации в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, признаются действиями (бездействием) этой организации. Ее представители действуют на основании закона, учредительных документов организации или доверенности.

Согласно ст. 29 НК РФ уполномоченным представителем налогоплательщика признается физическое или юридическое лицо, уполномоченное налогоплательщиком представлять его интересы в отношениях с налоговыми органами (таможенными органами), иными участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах. Уполномоченный представитель налогоплательщика-организации осуществляет свои полномочия на основании доверенности, если иное не предусмотрено налоговым законом.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации называет четыре субъекта преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ: 1) руководитель организации; 2) главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера); 3) иные лица, если они были специально уполномочены органом управления организации и в их обязанности входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов; 4) лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера (бухгалтера).

Руководитель и главный бухгалтер (бухгалтер) согласно приказу Министерства финансов Российской Федерации «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету ”Бухгалтерская отчетность организации” (ПБУ 4/99)» от 6 июля 1999 г. № 43н подписывают отчетную документацию, которая в соответствии со ст. 23 НК РФ предоставляется в налоговый орган. Таким образом, они могут выполнять объективную сторону преступления. Полномочия руководителя (исполнительного органа) юридического лица определяются на основании федеральных законов(1), учредительных документов организации, трудового договора (контракта), заключенного в соответствии с трудовым законодательством. Полномочия главного бухгалтера также имеют в своей основе документы правового характера(2).

Вышесказанное позволяет признать справедливой рекомендацию Верховного Суда Российской Федерации об

отнесении к субъектам преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, руководителя организации-налогоплательщика, главного бухгалтера (бухгалтера при отсутствии в штате должности главного бухгалтера).

Обоснованной является рекомендация и о возможности признания субъектами преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, иных лиц, если они были специально уполномочены органом управления организации на подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов. Организация в отношениях с налоговым органом может действовать через уполномоченного представителя, который также может выполнять объективную сторону преступления.

5. Отдельного разговора требует рекомендация Пленума о признании субъектом преступления лица, фактически выполнявшего обязанности руководителя или главного бухгалтера (бухгалтера). Эта позиция во многом созвучна той, которая была воспроизведена в п. 10 ранее действовавшего постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» от 4 июля 1997 г. № 8. Здесь Пленум пошел по тому же пути, как и в случае с уклонением от уплаты налогов с физического лица. Лицо, использующее организацию для уклонения от уплаты налогов, выполняющее функции лица, обязанного подписывать отчетную документацию, представляемую в налоговые органы, обеспечивать полную и своевременную уплату налогов и сборов, будет отвечать по ст. 199 УК РФ. В диспозиции ст. 199 УК РФ не содержится указания на то, что субъект данного преступления специальный, что дает основания привлекать указанных лиц к уголовной ответственности именно по ст. 199 УК РФ. Однако следует заметить небесспорность этого подхода. В доктрине высказываются и иные позиции на этот счет.

Пленум изменил свою рекомендацию, содержавшуюся в п. 10 Постановления 1997 года, согласно которой предлагалось признавать субъектами преступления и иных служащих организации-налогопла-тельщика, включивших в бухгалтерские документы заведомо искаженные данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты налогообложения.

Сегодня рекомендация Пленума Верховного Суда Российской Федерации выглядит следующим образом: «Иные служащие организации-налогоплательщика (организации — плательщика сборов), оформляющие, например, первичные документы бухгалтерского учета, могут быть при наличии к тому оснований привлечены к уголовной ответственности по соответствующей части статьи 199 УК РФ как пособники данного преступления (часть пятая статьи 33 УК РФ), умышленно содействовавшие его совершению».

По-видимому, Пленум, изменяя свою позицию, исходил из того, что они не могут выполнять объективной стороны преступления. Они не подписывают отчетные документы, которые направляются в налоговый орган, не принимают решения (ни юридически, ни фактически) об уплате налогов и сборов.

Лица, не связанные трудовыми отношениями с юридическим лицом и не имеющие вытекающей из налогового законодательства обязанности по достоверному заполнению, подписанию и подаче налоговой декларации, в связи с отсутствием соответствующего статуса руководителя или главного бухгалтера в силу действия ч. 4 ст. 34 УК РФ не могут признаваться соисполнителями, но могут быть при наличии к тому оснований привлечены только как организаторы, подстрекатели или пособники.

6. В статье 199 ч.1 УК РФ предусмотрена ответственность за неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) сборов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у

налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд), совершенное в крупном размере.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации признает субъектом неисполнения обязанностей налогового агента следующих лиц:

1) физических лиц, имеющих статус индивидуальных предпринимателей. Если индивидуальный предприниматель выступает в качестве работодателя, он, выплачивая заработную плату своим сотрудникам, должен удержать ту часть, которая подлежит уплате в качестве налоговых платежей, и перечислить ее в бюджет. Таким образом осуществляются функции налогового агента. Вопрос о субъекте преступления в подобных случаях, как правило, не возникает;
2) сотрудников организации, на которых возложена обязанность по исчислению, удержанию или перечислению налогов (руководитель организации, главный (старший) бухгалтер, иной уполномоченный сотрудник). Именно эти лица и де-юре и де-факто исполняют обязанности, о которых говорится в диспозиции ст. 1911 УК РФ;
3) лиц, фактически выполняющих обязанности руководителя или главного (старшего) бухгалтера. До принятия постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» от 28 декабря 2006 г. № 64 отсутствие соответствующим образом (документально) оформленной обязанности являлось препятствием для привлечении лица к ответственности как за неисполнение обязанностей налогового агента. Однако Пленум Верховного Суда Российской Федерации при решении вопроса о субъекте преступления, предусмотренного ст. 1991 УК РФ, предлагает, как и в случае со статьями об уклонении от уплаты налогов и (или) сборов, исходить не только из документального оформления деятельности, но и из фактически выполняемых функций, признавая это достаточным.

Анализ Постановления в части разъяснений, касающихся субъекта преступления, предусмотренного ст. 1991 УК РФ, позволяет сделать вывод, что они основаны на налоговом законе и в них сохранилась общая логика, которая допускает привлечение к уголовной ответственности фактических руководителей и главных бухгалтеров.

7. Согласно ст. 1992 УК РФ наступает уголовная ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником или руководителем организации либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере.

В диспозиции ст. 1992 УК РФ, в отличие от диспозиций статей об ответственности за другие налоговые преступления, прямо названы лица, которые могут нести уголовную ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов. Это собственник или руководитель организации либо иное лицо, выполняющее управленческие функции в организации, или индивидуальный предприниматель. Именно этот перечень воспроизводится в Постановлении. Лица, которые фактически осуществляют функции руководителя или иного лица, выполняющего управленческие функции в организации, но юридически таковыми не являющиеся, не могут нести уголовную ответственность за данное преступление как исполнители преступления. В то же время не исключается квалификация их действий по ст. 1992 УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации конкретизирует понятие лиц, выполняющих управленческие функции в организации. Субъектами преступления,

предусмотренного ст. 199 ч.2 УК РФ, могут быть не любые управленцы, а только те, функции которых связаны с распоряжением имуществом организации. Данную конкретизацию следует признать обоснованной, поскольку по смыслу закона лицо, выполняющее управленческие функции в организации, чтобы стать субъектом рассматриваемого преступления должно обладать административно-хозяйственными полномочиями в отношении имущества, которое скрывается и за счет которого должна погашаться недоимка.

Также Пленум Верховного Суда Российской Федерации раскрывает содержание понятия собственника имущества юридических лиц (организаций). Ими могут быть: граждане, юридические лица, руководители органов государственной власти Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, руководители органов местного самоуправления. Собственниками разных организаций могут быть разные субъекты.

Пленум, в частности, отмечает, что исходя из смысла ст.ст. 48, 50, 113—115, 294—300 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) и Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ права собственника имущества юридических лиц (организаций), в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов, вправе осуществлять руководители органов государственной власти Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, руководители органов местного самоуправления, а также юридические лица и граждане (п. 3 ст. 125 ГК РФ).

В соответствии со ст. 120 ГК РФ, ст. 9 Федерального закона «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ и ст.ст. 11 и 39 Закона Российской Федерации «Об образовании» от 10 июля 1992 г. № 3266-1 собственниками имущества учреждения могут быть физические лица. В этом случае они также могут быть, при наличии к тому оснований, субъектами преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ.

8. Подводя итог анализу разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации о субъектах налоговых преступлений, следует отметить, что данные разъяснения не содержат правил оценки действий лиц, использующих руководителей, главных бухгалтеров, индивидуальных предпринимателей для уклонения от уплаты налоговых обязанностей, когда последние не осознают общественной опасности своего поведения. Ситуация схожа с осуществлением предпринимательской деятельности через подставное лицо. Отличие заключается в том, что здесь предпринимательская деятельность осуществляется зарегистрированным лицом, налоги платятся им же, однако это лицо не осознает факта уклонения от уплаты налогов.

Обозначенная проблема является частным случаем более общего вопроса о возможности посредственного исполнения преступления со специальным субъектом. В доктрине такая возможность не исключается. Закон в ч. 4 ст. 34 УК РФ препятствует такому решению, поскольку исполнителем преступления в преступлении со специальным субъектом может быть только лицо, обладающее признаками специального субъекта.

Анализ разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, а также правоприменительных решений по иным видам преступлений со специальным субъектам (присвоение и мошенничество с использованием служебного положения, превышение должностных полномочий) показывает, что практика настроена исходить из буквального смысла ч. 4 ст. 34 УК РФ. Если следовать этой логике, то, например, не подлежит уголовной ответственности за налоговое преступление родственница индивидуального предпринимателя, умышленно внесшая ложные сведения в бухгалтерские документы с целью экономии средств родственника, если при этом данный предприниматель не осознавал факта уклонения от уплаты налогов.

Крупный размер по ук рф ст 199