Глава 5. СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Судебная защита гражданских прав физических и юридических лиц осу-

ществляется путем рассмотрения и разрешения гражданских дел. Понятием

«гражданские дела» охватывается значительное число правовых конфликтов,

возникающих из различных правоотношений, и дела особого производства,

осуществляемые в целях установления юридических фактов или правового

Гражданским процессом называют порядок рассмотрения и разрешения су-

дом гражданских дел, установленный нормами гражданского процессуального

Гражданский процесс подразделяют на несколько стадий:

— производство в суде первой инстанции (от возбуждения дела до выне-

сения решения или иного заключительного постановления);

— производство в суде второй инстанции (обжалование и пересмотр реше-

ний и определений, не вступивших в законную силу):

— производство по пересмотру решений, определений и постановлений в

— производство по пересмотру решений, определений и постановлений по

вновь открывшимся обстоятельствам;

Применительно к этим стадиям мы и рассмотрим значение и роль судебной

медицины в гражданском судопроизводстве.

5.1. Судебно-медицинская экспертиза в суде первой инстанции

Гражданским процессуальным законодательством предусмотрено проведение

судебно-медицинской экспертизы, как впрочем и других экспертиз, только в

суде первой инстанции.

Судопроизводство в суде первой инстанции делится на три вида:

1) исковое производство;

2) производство по делам, возникающим из административно-правовых от-

3) особое производство.

Общими правилами судопроизводства являются правила искового произ-

водства. С некоторыми изъятиями и дополнениями они действуют для дел

особого производства и дел, возникающих из административно-правовых от-

В соответствии со сказанным, процессуальный порядок использования су-

дебно-медицинских познаний в гражданском процессе будет рассмотрен нами

применительно к исковому производству.

В ходе гражданского судопроизводства для решения вопросов осуществля-

ется сбор, исследование и оценка доказательств. К доказательствам по

гражданскому делу относятся в соответствии со ст. 49 ГПК РСФСР любые

фактические данные, на основе которых суд устанавливает наличие или от-

сутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и

иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются следующими средствами: объяснениями сторон и

третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными и вещественными доказа-

тельствами и заключениями экспертов.

Судебно-медицинская экспертиза в гражданском процессе может быть про-

— в порядке обеспечения доказательств;

— при подготовке к судебному разбирательству;

— в судебном разбирательстве.

Назначение экспертизы в порядке обеспечения доказательств действие

достаточно редкое. Судебно-медицинские экспертизы в судебном разбира-

тельстве проводятся, только если они не проводились при подготовке к су-

дебному разбирательству. Как правило, судебно-медицинские экспертизы

проводятся при подготовке дела к судебному разбирательству.

Применительно к исковому производству, гражданское дело возбуждается

при положительном решении судьей вопроса о принятии искового заявления к

производству. После принятия заявления в соответствии со ст. 141 ГПК

РСФСР судья производит подготовку дела к судебному разбирательству. Цель

этой деятельности подготовить дело к своевременному и правильному разре-

шению. Среди прочих, при подготовке дела решается вопрос о производстве

экспертизы (п. 10 ст. 141 ГПК РСФСР).

Судебно-медицинского эксперта привлекают к участию в гражданском про-

цессе в тех случаях, когда возникает необходимость разрешить вопросы,

являющиеся по своей сути медико-биологическими, или когда решение како-

го-либо вопроса может быть осуществлено с помощью методов, присущих су-

дебной медицине. Например, вопрос «является ли данный мужчина отцом ре-

бенка», может быть решен путем исследования генотипа ребенка, его матери

и предполагаемого отца.

В соответствии со ст. 74 ГПК РСФСР суд по гражданским делам назначает

эксперта. При необходимости может быть назначено несколько экспертов.

При назначении эксперта суд учитывает мнение лиц, участвующих в деле

(ст. 75 ГПК РСФСР), однако судья вправе назначить эксперта и вопреки

мнению лиц, участвующих в деле, свое решение он должен мотивировать.

В отличии, от уголовного процесса, в гражданском законодательно не

предусмотрено участие специалиста судебного медика, как, впрочем, и лю-

бых других специалистов. В то же время суд не вправе решать самостоя-

тельно вопросы, требующие для своего решения специальных познаний. Поэ-

тому большая часть специальных медицинских проблем разрешается путем

привлечения эксперта. Каждое лицо, участвующее в деле, вправе предста-

вить суду вопросы, которые должны быть исследованы и доложены экспертом.

Окончательный же перечень вопросов формируется судом, отклонение вопро-

сов, лиц участвующих в деле, должно быть мотивированным (ст. 74 ГПК

Инициатором проведения экспертного исследования может быть любое ли-

цо, участвующее в деле, если оно обоснует необходимость проведения этого

исследования. Такой подход вытекает из принципов проведения гражданского

процесса, в частности из принципа диспозитивности. Вопрос о целесообраз-

ности привлечения эксперта решается, исходя из обстоятельств конкретного

дела. Процессуальным законом не предусмотрено обязательных случаев прив-

лечения судебномедицинского эксперта к участию в гражданском процессе.

Для реализации своих прав по поводу назначения судебно-медицинской

экспертизы лица, участвующие в деле, должны быть проинформированы судьей

об этих правах. В практике, в значительном числе случаев указанные поло-

жения о правах всех сторон при назначении экспертизы нарушаются. Стороны

не информируются о назначении экспертизы, не участвуют в выборе экспер-

та, в постановке вопросов, тем самым в процесс привносятся значительные

нарушения, которые в дальнейшем служат основанием для направления дел на

новое рассмотрение в суде первой инстанции.

Для производства судебно-медицинской экспертизы судом (судьей) выно-

сится определение. Подмена этого документа каким-либо другим недопусти-

ма. В определении суда должны быть следующие реквизиты:

1) наименование органа, составившего определение, дата и место сос-

тавления определения, номер гражданского дела;

2) основания для привлечения судебного медика в качестве эксперта;

3) наименование экспертного учреждения, которому поручается проведе-

ние экспертизы или фамилия, имя и отчество эксперта, которому поручается

4) вопросы, поставленные перед экспертом;

5) материалы и иные объекты, направляемые эксперту.

По сложившейся практике экспертиза назначается в судебно-медицинское

учреждение, руководитель которого непосредственно осуществляет выбор

эксперта для ее производства и информирует его о правах и обязанностях,

а также предупреждает об ответственности за отказ от дачи заключения и

за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со ст.ст. 182 и 181

УК РСФСР (в новом УК РФ ст. 307), т.е. выполняет положения ст. 76 ГПК

РСФСР. Сложившаяся практика, конечно же, не исключает возможность выбора

судом конкретного лица в качестве эксперта. В этом случае руководство

учреждения, где работает специалист, не вправе препятствовать участию

его в гражданском судебном процессе в качестве эксперта.

Очень важным моментом назначения судебно-медицинского эксперта по

гражданскому делу является выяснение оснований для отвода эксперта. Обя-

занность выяснения этих моментов лежит на судье. Отвод эксперту предус-

мотрен ст. 20 ГПК РСФСР. В ней, в частности, отмечается, что основания

для отвода судьи, изложенные в ст. 18 ГПК РСФСР, распространяются на

эксперта. В совокупности из ст.ст. 18 и 20 ГПК РСФСР следует, что судеб-

но-медицинский эксперт не может участвовать в деле, если он:

1) является родственником сторон, других лиц, участвующих в деле, или

2) лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела, либо если

имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастнос-

3) находится или находился в служебной или иной зависимости от сто-

рон, других лиц, участвующих в деле, или представителей;

4) производил ревизию, материалы которой послужили основанием к воз-

буждению данного гражданского дела.

А также в случае:

5) обнаружения его некомпетентности.

Участие судебно-медицинского эксперта в предыдущем рассмотрении дан-

ного дела в качестве эксперта не является основанием для его отвода. От-

вод эксперта может быть заявлен как лицами, участвующими в деле, так и

другими участниками гражданского процесса. При наличии указанных выше

оснований эксперт сам обязан заявить о своем отводе (ст. 22 ГПК РСФСР).

Отвод должен быть мотивированным и заявлен до начала рассмотрения дела

по существу. Допускается позднейшее заявление отвода по обстоятельствам,

ставшим известными после начала рассмотрения дела. Порядок разрешения

заявленного отвода регламентирован ст. 23 ГПК РСФСР.

Обязанности и права эксперта предусмотрены ст. 76 ГПК РСФСР.

При назначении специалиста экспертом по делу ему разъясняются его

права и обязанности в соответствии со ст. 76 ГПК РСФСР. При этом эксперт

предупреждается об ответственности за отказ или уклонение от дачи заклю-

чения, а также за дачу заведомо ложного заключения. При производстве

экспертизы в судебном разбирательстве права и обязанности эксперта

разъясняются ему в соответствии со ст. 163 ГПК РСФСР в начале судебного

В статье 76 ГПК РСФСР говорится, что лицо, назначенное экспертом,

обязано явиться по вызову суда и дать объективное заключение по постав-

ленным ему вопросам. Предусмотрен отказ эксперта от дачи заключения в

случаях недостаточности материалов или при отсутствии у эксперта позна-

ний, необходимых для выполнения им своих обязанностей. Эксперт имеет

право знакомиться с материалами дела, участвовать в судебном разбира-

тельстве дела, просить суд о предоставлении ему дополнительных материа-

лов в той мере, в которой это необходимо ему для дачи заключения.

Порядок проведения экспертизы регламентирован ст. 75 ГПК РСФСР.

В ней, в частности, отмечается, что экспертиза может проводиться как

в помещении суда, так и вне суда. Применительно к судебно-медицинским

экспертизам более целесообразно проведение их в специальных условиях

экспертного учреждения. Суд, а с его разрешения и лица, участвующие в

суде, могут присутствовать при проведении экспертных исследований. Одна-

ко практика показывает, что в этом, как правило, нет никакой необходи-

Требования к заключению эксперта изложены в ст. 77 ГПК РСФСР.

В ней указано, что эксперт дает свое заключение в письменной форме.

Форма заключения эксперта предусматривает наличие трех основных раз-

делов, как и для экспертиз по уголовному процессу. В первой части должны

быть указаны все вводные данные, во второй части подробно излагаются

сведения о проведенных исследованиях и обнаруженных явлениях, в третьей

части излагаются выводы в форме ответов на вопросы, поставленные перед

экспертом. Если экспертом в ходе исследования были обнаружены обстоя-

тельства, по поводу которых ему не ставились вопросы, но по его мнению,

имеющие значение для дела, эксперт вправе включить в выводы по эксперти-

зе информацию об этих обстоятельствах.

После предоставления в суд заключения эксперта оно должно быть оцене-

но судом. Методика оценки заключения эксперта не отличается от таковой в

уголовном процессе, поэтому не будем подробно останавливаться на ней, а

лишь кратко обозначим ее основные позиции. Суду необходимо: оценить соб-

людение всех процессуальных требований, предъявляемых к процедуре прив-

лечения эксперта; проанализировать информацию, размещенную в самом доку-

менте, не только в выводах, а в целом; сопоставить данные, полученные в

ходе экспертного исследования с информацией, привносимой другими доказа-

тельствами по делу.

Весомость заключения судебно-медицинской экспертизы априори не может

быть больше чем других доказательств. В статье 56 ГПК РСФСР конкретно

сказано, что никакие доказательства для суда не имеют заранее установ-

ленной силы. Однако необходимо подчеркнуть, что иногда судебно-медицинс-

кая экспертиза по своему характеру может быть столь значимой для дела,

что ее выводы практически решают исход дела. Например, генотипоскопичес-

кая экспертиза при установлении биологического отцовства превосходит по

своему значению любые другие доказательства по этому вопросу.

Если же суд принимает какое-либо решение, не учитывая результатов су-

дебно-медицинской экспертизы, то такое его решение должно быть мотивиро-

вано. При принятии данных экспертизы в качестве доказательства како-

го-либо фактического обстоятельства суд в дальнейшем должен ссылаться на

заключение в результирующем документе.

Если судебно-медицинская экспертиза выполнялась на стадии подготовки

судебного разбирательства, то могут быть несколько вариантов дальнейшего

участия эксперта в деле. Первый — заключение эксперта зачитывается в хо-

де судебного разбирательства, оно удовлетворяет участников процесса и

вызов эксперта в суд необязателен. Второй — вызов эксперта в суд необхо-

дим для правильного разрешения дела. Для такого действия могут быть сле-

дующие причины: заключение эксперта устанавливает самые важные обстоя-

тельства дела; а ходе судебного разбирательства выявились новые важные

данные, имеющие значение для экспертного исследования и могущие повлиять

на его результаты; заключение эксперта недостаточно полно и ясно; появи-

лись новые вопросы к эксперту; выводы эксперта активно оспариваются

кем-либо из участников процесса; выводы эксперта противоречат в той или

иной степени другим доказательствам по делу.

При возникновении необходимости, эксперта вызывают в суд и он обязан

туда явиться. В случае неявки эксперта в суд (ст. 160 ГПК РСФСР) суд

заслушивает мнение о возможности продолжения судебного разбирательства в

его отсутствие. Если это возможно, суд продолжает работу, при невозмож-

ности принимаются меры к обеспечению явки эксперта. Если суд сочтет,

причину неявки эксперта неуважительной, то он вправе подвергнуть экспер-

та штрафу, а при повторной неявке принудительному приводу.

Чаще всего проблемы суда по поводу заключения судебно-медицинского

эксперта, выполненного в процессе подготовки дела к судебному разбира-

тельству, достаточно легко разрешаются путем участия этого эксперта в

судебном разбирательстве. При его допросе, как правило, удается решить

все вопросы. Следует подчеркнуть одну из особенностей проведения экспер-

тизы в гражданском процессе, а именно, в суде по гражданскому делу не

требуется проведения экспертизы, если она была проведена на стадии под-

готовки к судебному разбирательству. Поэтому достаточно лишь зачитать

заключение эксперта или допросить его. Допрос эксперта предусмотрен ст.

Если же такие действия не дадут желаемого результата, то возможно

назначение дополнительной или повторной экспертизы. В соответствии со

ст. 181 ГПК РСФСР дополнительная экспертиза назначается в случае недос-

таточной ясности или неполноты заключения эксперта. При необоснованности

заключения или противоречиях между заключениями нескольких экспертов мо-

жет быть назначена повторная экспертиза. Как правило, дополнительная

экспертиза поручается тому же эксперту, который проводил первичную, пов-

торная поручается другим экспертам (эксперту). Для проведения дополни-

тельной и повторной экспертизы эксперту предоставляются все необходимые

материалы, включая и заключение первичной экспертизы.

При производстве экспертизы в суде по гражданскому делу процедура

назначения эксперта, его отвод, постановка вопросов и другие действия по

существу повторяют порядок проведения экспертизы на стадии подготовки

судебного разбирательства. Нет необходимости останавливаться на них под-

робно. Следует только подчеркнуть, что для проведения экспертизы в ходе

судебного разбирательства по гражданскому процессу в работе суда объяв-

ляется перерыв. Эксперту создаются условия для работы. Может быть выде-

лено помещение непосредственно в здании суда, но обычно судебно-меди-

цинские экспертизы проводятся в условиях судебно-медицинского экспертно-

го учреждения. Состав суда вправе присутствовать при проведении экспер-

тизы и может дать разрешение на это лицам, участвующим в деле, если нет

препятствий этического характера.

Эксперт, проводивший экспертизу при подготовке судебного разбира-

тельства и эксперт, дающий заключение в суде, могут участвовать в иссле-

довании письменных и вещественных доказательств, осмотрах на месте, если

в этом имеется необходимость (ст.ст. 175, 178 и 179 ГПК РСФСР). Кроме

того, эксперт вправе задавать вопросы, относящиеся к предмету эксперти-

зы, обращать внимание суда на обстоятельства, связанные с его участием в

Все существенные моменты судебного заседания и отдельных процессу-

альных действий, в том числе связанные с работой судебномедицинского

эксперта, должны отражаться в протоколе судебного заседания.

В соответствии со ст. 87 ГПК РСФСР судебно-медицинскому эксперту

должны быть возмещены расходы, связанные с выполнением им своих обязан-

ностей, а также он имеет право на выплату вознаграждения за работу, вы-

полненную им по поручению суда, если эта работа не входит в круг его

5.2. Внепроцессуальное использование судебно-медицинских познаний в

Как уже отмечалось выше, гражданским процессуальным законодательством

допускается привлечение эксперта судебного медика к гражданскому судоп-

роизводству только на стадиях подготовки и проведения судебного разбира-

тельства в суде первой инстанции. Производство экспертизы в кассационной

и надзорной инстанциях не предусмотрено. Кроме того, не предусмотрено в

гражданских делах использование судебного медика в качестве специалиста.

Однако по делам, рассматриваемым судом первой инстанции, а также в

суде кассационной и надзорной инстанций нередко возникают проблемы, для

решения которых в той или иной форме, но не в качестве эксперта, может

быть полезен специалист в области судебной медицины, как впрочем и дру-

гие специалисты. Применительно к судебной медицине это могут быть следу-

ющие случаи: необходимость оценить заключение судебно-медицинской экс-

пертизы с позиций его обоснованности и компетентности эксперта;

2) потребность проанализировать документы, содержащие информацию ме-

дицинского характера, в целях оценки ее с позиций интересов конкретного

3) провести предварительное обследование вещественных и докумен-

тальных доказательств на предмет возможности их использования для дока-

зывания какого-либо фактического обстоятельства по делу;

4) дать консультацию по поводу назначения первичной, дополнительной

или повторной судебно-медицинской экспертизы;

5) помочь в оценке экспертиз, на предмет сочетания их выводов с дру-

гими доказательствами по делу.

Кроме указанных, могут возникнуть и другие основания для привлечения

судебного медика к внепроцессуальному участию в гражданском процессе.

Причем в силу специфики гражданского процесса потребность в судебно-ме-

дицинских познаниях может возникнуть не 3-179 65 только у профессио-

нальных юристов, участвующих в деле, но и у представителей сторон, кото-

рые могут и должны инициативно участвовать в процессе.

Внепроцессуальное использование судебно-медицинских познаний может

1) исследования объектов или документов в целях обнаружения, фиксации

и аналитической обработки важной для дела информации;

2) анализа готовой информации медико-биологического плана, заключен-

ной в каких-либо документах.

Как показывает установившаяся практика, в первом случае оформляется

«Справка об исследовании», во втором — «Справка по результатам кон-

сультации». Форма указанных документов не регламентирована. Однако для

эффективного использования необходимо включать в их структуру следующие

1) кто, когда и на каком основании произвел исследование или анализ;

2) что исследовано или проанализировано;

3) кто и для каких целей просил провести исследование или анализ:

4) какие методы, методики или подходы использованы в работе;

5) что выявлено в ходе работы;

6) выводы специалиста судебного медика по результатам работы в форме

ответов на поставленные вопросы или в форме свободного изложения. В та-

кого рода документе может быть дана и любая другая информация, которая

по мнению заказчика и специалиста может иметь существенное значение для

Если исследованию подвергается объект или документ, для достоверной

идентификации которого недостаточно его описания, целесообразно прило-

жить к справке фотографии исследованного объекта.

Естественно, документ должен быть подписан и содержать данные о спе-

циалисте, достаточные для осуществления контактов с ним в случае возник-

новения такой необходимости.

Документы указанного плана не могут заменять собой экспертного заклю-

чения, однако они могут приобщаться к делу в определенном законом поряд-

ке в качестве письменных доказательств, устанавливающих фактические дан-

ные по делу, или служить пусковым механизмом для действий суда, опреде-

ленных процессуальным законом.

5.3. Возможности судебной медицины при реализации норм права, содер-

жащихся в Гражданском Кодексе Российской Федерации

В данной части главы рассматриваются возможности судебной медицины

применительно к нормам права, изложенным в новом Гражданском Кодексе

Первая часть Гражданского Кодекса Российской Федерации введена в

действие с 1 января 1995 года (за исключением некоторых положений, для

которых установлены иные сроки введения в действие).

Вторая часть Гражданского Кодекса Российской Федерации введена в

действие с 1 марта 1996 года.

Судебная реализация норм права, содержащихся в Гражданском Кодексе

Российской Федерации предусматривает обязанность доказывания выдвигаемых

требований и защищаемых прав. В процессе доказывания тех или иных фактов

могут быть использованы специальные познания, в том числе судебно-меди-

Основываясь на накопленном практическом опыте и современных данных о

развитии судебно-медицинской науки и практики можно сделать вывод, что

судебно-медицинские познания в той или иной степени будут полезны при

реализации ряда норм гражданского законодательства. Естественно, их при-

менение необходимо лишь в тех случаях, когда участники гражданского про-

цесса не могут прийти к соглашению в силу каких-либо противоречий.

В статье 47 ГК РФ устанавливается порядок регистрации актов гражданс-

кого состояния. В частности, в ней сказано:

1. Государственной регистрации подлежат следующие акты гражданского

2) заключение брака;

3) расторжение брака;

4) усыновление (удочерение);

5) установление отцовства;

6) перемена имени;

7) смерть гражданина.

Далее в статье указывается: «При наличии спора между заинтересованны-

ми лицами либо отказе органа записи актов гражданского состояния в исп-

равлении или изменении записи спор разрешается судом».

Применительно к данной статье для решения спора в судебном порядке

могут быть использованы возможности судебной медицины по: установлению

возраста; 2) установлению биологического родства; 3) идентификации лич-

ности человека; 4) определению особенностей полового состояния и некото-

рые другие, в соответствующих случаях.

В главу 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита» включены три

статьи: 150 — «Нематериальные блага», 151 — «Компенсация морального вре-

да», 152 — «Защита чести, достоинства и деловой репутации». В указанных

статьях идет речь о жизни, здоровье, достоинстве личности, личной непри-

косновенности, чести, добром имени, деловой репутации, неприкосновеннос-

ти частной жизни и других нематериальных благах, об их защите, компенса-

ции за причинение вреда.

При защите нематериальных благ возможны самые разные варианты разви-

тия ситуации, требующие решения тех или иных вопросов. В реализации норм

права, предусмотренных статьями этой главы, могут быть использованы сле-

дующие возможности судебной медицины: 1) определение факта причинения

вреда здоровью; 2) определение механизма причинения вреда; 3) определе-

ние взаимосвязи факта причинения вреда и каких-либо действий или без-

действий; 4) определение степени причиненного вреда; 5) идентификация

личности; 6) установление полового состояния, а также многие иные, в за-

висимости от конкретной ситуации.

Статьи 927, 931, 934, 935, 944, 945, 958 ГК РФ и некоторые другие в

той или иной степени связаны со страхованием жизни и здоровья человека.

Процесс заключения страхового договора и его реализации при наступлении

страхового случая включает в себя необходимость решения некоторых вопро-

сов, которые по свой сути таковы, что могут быть решены методами судеб-

ной медицины. В частности, судебная медицина может помочь: 1) в ретрос-

пективной и текущей оценке здоровья страхователя; 2) в установлении фак-

та наступления страхового случая: 3) в установлении взаимосвязи факта

наступления страхового случая и какого-либо события в жизни страховате-

ля; 4) в оценке механизма наступления страхового случая; 5) в оценке

степени утраты профессиональной, общей и даже специальной трудоспособ-

ности; 6) при установлении личности страхователя и иных заинтересованных

в деле лиц, а также в решении других вопросов, которые могут возникнуть

в связи со страхованием жизни и здоровья людей.

Глава 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда» состоит из

четырех параграфов и включает ряд статей, в которых отражены вопросы

возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья. Например, в статье

1085 сказано, что при причинении гражданину увечья или ином повреждении

его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (до-

ход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно

понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья. Для реализации по-

ложений этой статьи, статьи 1095 и некоторых других статей 59-й главы

необходимо установить ряд обстоятельств. Установление этих обстоятельств

находится в прямой компетенции судебной медицины или может быть осу-

ществлено при ее непосредственном участии. В частности, можно: 1) уста-

новить повреждение здоровья; 2) степень утраты общей и профессиональной

трудоспособности; 3) определить взаимосвязь повреждения здоровья или ут-

раты трудоспособности с каким-то конкретным событием, имевшим место в

прошлом: 4) определить механизм получения повреждения здоровья; 5) оха-

рактеризовать повреждающий фактор, а также решить множество других воп-

росов в зависимости от обстоятельств дела. Необходимо помнить, что мно-

гие из вопросов, интересующих суд и лиц, участвующих в деле, обычно ре-

шаются судебными медиками совместно с врачами других специальностей.

Оценивая перспективы судебной медицины в решении вопросов, возникаю-

щих в практике гражданского судопроизводства, необходимо отметить, что в

настоящее время ситуация меняется. В связи с развитием рыночных отноше-

ний, количество точек приложения судебной медицины значительно возросло.

Кроме того, судебная медицина обрела принципиально новые возможности

разрешения сложных вопросов гражданских дел, например с помощью метода

генотипоскопической идентификации со стопроцентной гарантией устанавли-

вается материнство и отцовство. Но становление цивилизованных рыночных

отношений в нашей стране лишь началось. Плохо организовавшийся рынок се-

годняшнего дня маловосприимчив к законам и соответственно к их цивилизо-

ванному отправлению. Поэтому роль судебной медицины в гражданском судоп-

роизводстве будет возрастать вместе с возрастанием цивилизованности ры-

ночных отношений. Об этом наглядно свидетельствует положение соот-

ветствующих отраслей медицины в развитых странах Запада.

Оценка судом заключения эксперта в гражданском судопроизводстве

студентка 4 курса ФГБОУ ВО

«Российский государственный университет правосудия»

В соответствии со ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ)[1] задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов указанных в ней субъектов частного и публичного права (граждан, организаций, прав и интересов РФ, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений).

Одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, являются заключения экспертов (ст. 55 ГПК РФ).

Заключение эксперта (экспертов) как средство доказывания формируется в результате исследования отдельных фактических обстоятельств дела лицами, обладающими специальными позна­ниями в области науки, искусства, техники, ремесла.

В законе не раскрывается содержание понятия “специальные знания”, которыми должен обладать эксперт. Под специальными обычно понимаются знания, не являющиеся общеизвестными, общедоступными, т.е. профессиональные знания, которыми владеет относительно небольшой круг специалистов.

Заключение эксперта – вывод эксперта, сделанный по результатам проведённого исследования, содержащийся в письменном документе установленной законом формы.

Сам эксперт является источником доказательства, а судебным доказательством выступает содержащаяся в заключении эксперта информация об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Специфика оценки судом письменного заключения эксперта кроется в двояком характере как содержания, так и формы данного доказательства.

Заключение эксперта есть единство фактических данных (вывода эксперта) и формы их выражения вовне (соответствие заключения требованиям процессуального закона). При этом и форма, и содержание одинаково важны при определении доказательственной силы заключения эксперта.[2]

Таким образом, процессуальный порядок получения заключения эксперта как доказательства играет важную роль. Отсутствие определения суда о проведении экспертизы, которое суд выносит в порядке и по форме, указанным в ст. 80 ГПК РФ, может привести к признанию недопустимым доказательством предъявленного сторонами результата экспертизы, даже если выводы эксперта соответствуют действительности и основаны на реальных фактах, способных повлиять на разрешение дела по существу.

Недопустимо указывать в определении о назначении судебной экспертизы не ее наименование, а ожидаемые результаты ее проведения. Нельзя сказать, что это частая ошибка, но она имеет место быть. Неверное наименование экспертизы в определении о ее назначении является следствием плохой осведомленности судей о классификации судебных экспертиз.

В результате неверного указания наименования экспертизы складывается ситуация, в которой экспертная организация вынуждена возвращать суду определение о назначении экспертизы без исполнения, поскольку поставленные в нем вопросы не могут быть разрешены в результате проведения такой экспертизы. Подобная переписка между судом и экспертной организацией неоправданно затягивает разрешение судебного спора.

Отдельно хотелось указать на недопустимость постановки перед экспертом вопросов правового характера, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть предметом исследования экспертных организаций, а являются неотъемлемой компетенцией суда(например, вопросы о дееспособности гражданина, а не о характере его заболевания).

Чаще всего такие ошибки совершаются при назначении экспертизы по делам, связанным с возмещением вреда в результате дорожно-транспортного происшествия. В качестве примера данной ошибки можно привести поставленный перед экспертом вопрос о том, какие нормы Постановления Правительства РФ от 23.10.1993 № 1090 «О Правилах дорожного движения» были нарушены стороной по делу, если эти нарушения имели место.[3]

Согласно ч. 3 ст. 79 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, длявыяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Этот вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона, по каким причинам не явилась на экспертизу или не представила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение экспертизы с учетом имеющихся в деле доказательств в их совокупности.Верховный Суд РФ предлагает широко применять данное правило, направленное против недобросовестного поведения отдельных участников процесса.

В качестве примера применения этой нормы можно привести ситуацию, когда лицо уклоняется от проведения молекулярно-генетической экспертизы, направленной на установление отцовства. В этом случае судам следует признавать факт отцовства установленным. Верховный Суд РФ отметил, что в такой ситуации надлежит учитывать положения ст. 49 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ)[4], предписывающие устанавливать отцовство с учетом любых доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица.[5]

На оценку содержания заключения эксперта несомненно влияет так называемый «Эффект ореола». Данный фактор, наличие которого отмечали исследователи оценки доказательств[6], не может не влиять на судей при оценке любых доказательств, непосредственно связанных с личными качествами предоставляющих их субъектов. Действительно, профессионализм и надежность эксперта могут быть обусловлены многими причинами (место работы и опыт эксперта, порядок и форма изложения выводов в заключении, его внешний вид и манера изложения мыслей относительно объекта экспертизы). Эффект ореола может оказать сильное психологическое влияние на формирование внутреннего убеждения судьи.

Также сложности могут возникнуть ввиду невозможности оценки правильности и достоверности используемых в процессе экспертизы методик исследования. Так, Т.В. Сахнова отмечает, что проверка достоверности заключения эксперта предполагает логический анализ всех его составных частей и оценку соответствия выводов эксперта под углом надежности примененных экспертом методик.

Для оценки выводов эксперта и достоверности обстоятельств дела судья будет использовать внутреннее убеждение в качестве универсального метода оценки любых доказательств. Проверка обоснованности методик проведения экспертизы не является задачей суда, но является профессиональной обязанностью самого эксперта, предупрежденного о предусмотренной законом ответственности за дачу заведомо ложного заключения.[7]

В случае возникновения у суда сомнений относительно достоверности подтвержденного выводами эксперта факта возможно проведение повторной экспертизы. При этом повторная экспертиза не должна пониматься как способ проверки первоначально проведенной экспертизы, а выступать в качестве самостоятельного доказательства.

Различают следующие виды заключений эксперта: 1) категори­ческое (положительное или отрицательное заключение); 2) ве­роятное заключение; 3) заключение эксперта о невозможности ответить на поставленный вопрос при представленных исходных данных.

Сведения о фактах, содержащиеся в категорическом выводе эксперта, являются прямым доказательством, которое, будучи признанным судом относимым, допустимым и достоверным, мо­жет быть положено в основу судебного решения. Среди ученых-процессуалистов нет единого мнения о том, имеет ли доказатель­ственное значение вероятный вывод эксперта.[8]

Наиболее адекватным представляются суждения о вероятном заключении как косвенном доказательстве. Из такого заключения с одинаковой степенью вероятности можно сделать, как минимум, два вывода. Не вызывает сомнения то, что на неоднозначных све­дениях о фактах, т.е. одном косвенном доказательстве, решение суда основываться не может. Между тем одно из правил доказывания — оценка всех доказательств в совокупности. При оценке нескольких косвенных доказательств в совокупности или в сочета­нии с прямыми доказательствами, можно получить достоверные знания о действительных обстоятельствах дела. Поэтому полностью исключать из процесса доказывания косвенные доказательства, не признавая за вероятным заключением эксперта никакого до­казательственного значения, нецелесообразно и необоснованно.

Исследование заключения экс­перта есть процессуальные действия, направленные на извлечение судом из заключения эксперта сведений о фактах и доведение их до восприятия других участников процесса. Состав суда обязан лично воспринять представленное письменное заключение экс­перта с тем, чтобы дать ему правильную оценку при вынесении решения.

Способом личного и непосредственного восприятия заключе­ния эксперта судом и другими лицами, участвующими в деле, яв­ляется оглашение заключения эксперта в судебном заседании. Этим процессуальным действием письменная форма заключения переводится в устную, более доступную форму восприятия дока­зательства.

Процессуальный порядок исследования заключения эксперта имеет целью подвергнуть это средство доказывания детальному изучению. После оглашения заключения в целях его уточнения и разъяснения эксперту могут быть заданы вопросы всеми лицами, участвующими в деле.

Заключение эксперта является результатом специально прове­денного исследования фактических обстоятельств дела. Гарантии истинности фактов, отраженных в нем, достаточно высоки.

Однако это обстоятельство не дает оснований расценивать заключение эксперта как «особое», «исключительное» доказатель­ство, имеющее «преимущество» перед другими средствами дока­зывания.

Предостерегая суд от подобного рода взглядов на оценку заклю­чения эксперта, закон подчеркивает, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается по общим правилам оценки доказательств. Несогласие суда с заключением должно быть мо­тивировано в решении по делу или в определении (ст. 86 ГПК).

В результате оценки заключения суд может признать заключе­ние:
1) полным и обоснованным и положить его в основание ре­шения суда;
2) недостаточно ясным или неполным и назначить дополнительную экспертизу; 3) вызывающим сомнения в его пра­вильности и назначить повторную экспертизу (ст. 87 ГПК).

Суд может не согласиться с выводами эксперта и, не назначая повторной экспертизы, решить дело на основании других доказа­тельств.[9]

[1] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Российская газета. 2002. 20.11.№ 220.

[2] Сахнова Т.В. Экспертиза в суде по гражданским делам. М.: БЕК, 1997. С. 59-60.

[3] Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14.12.2011) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 3. Март.

[4] Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // Российская газета. 1996. 27.01. № 17.

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9 (ред. от 06.02.2007) «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» // Российская газета. 1996. 05.11. № 212.

[6] См.: Коваленко А.Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном процессе. М.: НОРМА, 2002. С. 59.

[7] См.: Сахнова Т.В. Указ. соч. С. 111, 113.

[9] См.: Гражданский процесс: Учебник (5-е изд., перераб. и доп.) / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Статут, 2014. С. 316.

Материалы уголовного дела в гражданском судопроизводстве