Юристы: разрешительный порядок создания третейских судов нужно отменить

Основной задачей так называемой третейской реформы можно назвать борьбу с «карманными» арбитражами (учреждениями, созданными и финансируемыми одной из сторон спора или аффилированным с ней лицом). В этих целях была предусмотрена разрешительная система регистрации третейских судов, согласно которой арбитраж может быть создан только при НКО, причем для этого необходимо по рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России получить разрешение Правительства РФ (ч. 4 ст. 44 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»; далее – закон об арбитраже). Для самих НКО при этом установлены особые требования, в том числе репутационного характера (ч. 8 ст. 44 закона об арбитраже). С 1 ноября этого года указанные требования вступили в силу в полном объеме – теперь третейские суды, не получившие соответствующее разрешение правительства, не вправе осуществлять свою деятельность (ч. 13 ст. 52 закона об арбитраже).

Если до третейской реформы в России действовали по различным подсчетам около 4 тыс. арбитражей, то сейчас их осталось лишь четыре: Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ (ч. 13 ст. 52 закона об арбитраже), а также Арбитражные центры при РСПП и Институте современного арбитража (распоряжение Правительства РФ от 27 апреля 2017 г. № 798-р, распоряжение Правительства РФ от 27 апреля 2017 г. № 799-р). Все остальные третейские суды необходимое разрешение не получили.

Результаты проведенной реформы юристы оценивают по-разному. Так, партнер международной юридической компании Baker & McKenzie Владимир Хвалей уверен в том, что она не удалась. «Практически все приличные российские третейские суды «выкосили», а иностранные третейские суды сюда не пришли», – заявил он вчера на конференции газеты «Ведомости». А вот партнер юридической фирмы Goltsblat BLP LLP Елена Трусова настроена не столь скептически: «Целью реформы была борьба с аффилированными третейскими судами. В общем-то эта цель была достигнута. Но достаточно строгие требования к получению разрешения породили на практике серьезные сложности (например, связанные с действительностью арбитражных оговорок и др.)». Тем самым она высказала позицию, схожую с мнением президента ФПА России Юрия Пилипенко, подчеркнувшего, что реформу третейского разбирательства можно считать свершившейся, но никак не завершившейся.

Вместе с тем Владимир Хвалей обратил внимание на то, что при желании установленные законом ограничения все равно можно обойти, переключившись либо на «ad hoc» арбитраж, создаваемый для разового разрешения конкретного спора (разрешительный порядок регистрации на такой арбитраж не распространяется), либо действуя в качестве международного арбитражного учреждения (Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г. запрещает препятствовать исполнению решений таких арбитражей).

Однако статус решений, принятых международными учреждениями, на сегодняшний день вызывает немало дискуссий. Причиной тому послужил спор, связанный с приведением в исполнение решения Российско-Сингапурского Арбитража. Свою оценку этому прецеденту в ходе интервью порталу ГАРАНТ.РУ недавно дал заместитель председателя Совета – вице-президент ТПП РФ, заслуженный юрист РФ, д. ю. н. Вадим Чубаров. Напомним, что арбитражный суд отказался приводить в исполнение решение международного коммерческого арбитража в связи с нарушением публичного порядка (определение Арбитражного суда г. Москвы от 5 мая 2017 г. по делу № А40-219464/2016). Раз решение было принято на территории России, а не иностранного государства, то по сути актом иностранного арбитража оно не является, заключил суд. Согласился с таким выводом и суд кассационной инстанции (постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 июля 2017 г. № Ф05-2079/17). А месяц назад эту позицию закрепил Верховный Суд Российской Федерации (определение ВС РФ от 13 ноября 2017 г. № 305-ЭС17-16090). Таким образом, возникает неопределенность в вопросе о том, как в дальнейшем будут исполняться на территории России иностранные арбитражные решения.

По мнению партнера международной юридической фирмы Dentons Романа Зайцева, помимо прочего, одним из результатов состоявшейся третейской реформы стал подрыв доверия бизнеса к третейской форме разрешения споров. К примеру, за тот год, что существует Арбитражный центр при Институте современного арбитража, им не было рассмотрено ни одного спора. «С одной стороны, мы говорим, что третейские суды нужны и их должно быть много. Но, с другой стороны, даже те, что есть, не полностью загружены работой», – отметил эксперт.

Пути выхода из сложившейся ситуации каждый специалист тоже видит по-своему. Владимир Хвалей настаивает на том, что необходимо отменить систему регистрации третейских судов, поскольку она себя дискредитировала. «Что касается международного опыта, ни в Лондоне, ни в Париже, ни в Стокгольме, ни в Женеве нет системы регистрации третейских судов. Если возникают какие-либо злоупотребления, с ними борются органы судебного контроля. А вот подобный нашему регистрационный порядок создания арбитражей применяется в таких странах как Замбия, Латвия и Украина. И в данном случае мы, получается, равняемся на них», – посетовал он. Роман Зайцев, в свою очередь, надеется, что ситуация со временем нормализуется сама по себе: «Нередко реформирование осуществляется по принципу маятника. Сначала к третейским судам не предъявляли строгих требований, а потом маятник качнулся в другую сторону, и их деятельность оказалась существенно ограничена. Хочется верить, что рано или поздно произойдет выравнивание».

Новая форма третейских судов

В конце декабря Президент РФ Владимир Путин подписал два закона, закрепляющих положения о реформировании системы третейских судов. Первый заменит действующий Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»; далее – закон об арбитраже). Второй предусматривает внесение изменений в ряд законодательных актов в связи с принятием закона об арбитраже (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ; далее – Закон № 409-ФЗ). Оба закона вступают в силу с 1 сентября текущего года.

Подготовка реформы cистемы третейских судов длилась на протяжении трех лет – еще в 2012 году глава государства заявил о необходимости определения Правительством РФ комплекса мер по развитию третейского разбирательства (поручение Президента РФ от 22 декабря 2012 г. № Пр-3410), а в 2013 году поручил кабинету министров совместно с ТПП РФ и РСПП разработать непосредственно законопроект о совершенствовании системы третейского судопроизводства (поручение Президента РФ от 27 декабря 2013 г. № Пр-3086). За этот период был подготовлен не один проект закона, направленного на регулирование данной области, и эти проекты активно обсуждались экспертным сообществом. Рассмотрим, каким получился итоговый результат такой продолжительной работы и какие изменения ожидают систему третейских судов в ближайшее время.

Третейские суды превращаются в арбитражные учреждения

Законом об арбитраже вводится ряд новых понятий, а также корректируются уже существующие (ст. 2 закона об арбитраже). Так, понятия «арбитраж» и «третейское разбирательство» указаны в законе как синонимы и подразумевают процесс разрешения спора третейским судом и принятия им решения (арбитражного решения). При этом третейским судом будет называться единоличный арбитр или коллегия арбитров, которые рассматривают конкретное дело, а не постоянно действующий орган, созданный для рассмотрения споров. Надо отметить, что многие эксперты недовольны такими изменениями. «Попытка перейти к использованию исторического термина «арбитраж» и его производных в тексте отдельно взятого закона, то есть изолированно от остальной нормативно-правовой базы, привела только к смешению терминологии и путанице. Так, отныне схожи до степени смешения термины «решение арбитражного суда» и «арбитражное решение», «арбитражный суд» и «арбитраж», по-прежнему относящиеся совершенно к разным областям: области государственного судопроизводства и альтернативного разрешения споров соответственно», – считает член правления некоммерческого партнерства «Национальная третейская палата» Дмитрий Волосов.

С сентября текущего года на смену третейским судам как учреждениям придут постоянно действующие арбитражные учреждения. Именно они будут на постоянной основе осуществлять функции по организационному обеспечению арбитража, в том числе по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров, ведению делопроизводства и распределению арбитражных сборов.

Важно, что арбитражные учреждения будут образовываться только при НКО, причем не при всех – не допускается их создание при государственных и муниципальных учреждениях, госкорпорациях, государственных компаниях, политических партиях, религиозных организациях, а также адвокатских образованиях, адвокатских и нотариальных палатах (ч. 2 ст. 44 закона об арбитраже). Сторонники этого новшества отмечают, что данное положение было утверждено, чтобы не допускать образования так называемых «карманных» третейских судов – третейских судов, аффилированных с одним из участников разбирательства (коммерческой организацией). «Существующий «легкомысленный» подход к созданию третейского суда, который считается образованным после того, как юридическое лицо приняло решение о его организации, утвердило положение о нем и список третейских судей, – привел к тому, что вместо объективного, независимого и беспристрастного судебного разбирательства все, кто хотел, образовали свои «карманные» суды, которые априори выносят решение в пользу конкретной стороны. Этим очень любили грешить банки, составляя кредитный договор с кабальными условиями и дикими процентами и определяя подсудность спора в «карманном» третейском суде, решение которого обязательно и обжалованию не подлежит», – подчеркивает управляющий партнер Группы юридических и аудиторских компаний «СБП» Кира Гин-Барисявичене.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Высшие суды оценивают объективность решений «карманных» третейских судов по-разному. ВАС РФ считал решения аффилированных третейских судов необъективными и отказывал в выдаче исполнительных листов на их принудительное исполнение. ВС РФ и КС РФ, напротив, полагали и полагают, что сам по себе факт учреждения третейского суда при организации, являющейся стороной спора, не может быть основанием для отмены его решений.

Вероятно, чтобы предотвратить возникновение подобных сомнений в независимости арбитражных учреждений, которые будут созданы по новым правилам, в законе об арбитраже закреплено положение о недопустимости конфликта интересов при осуществлении деятельности этими учреждениями (ст. 46 закона об арбитраже). Так, определено, что конфликт интересов имеет место, например, когда арбитражное учреждение осуществляет администрирование арбитража, одной из сторон которого является НКО, при которой это учреждение создано, либо учредитель или участник такой организации (за исключением НКО с числом участников более 100). Однако никаких конкретных последствий рассмотрения дела при наличии конфликта интересов закон об арбитраже не устанавливает. Более того, он содержит оговорку о том, что арбитражный суд не может отменить арбитражное решение или отказать в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение только на основании того, что имел место конфликт интересов (ч. 4 ст. 46 закона об арбитраже).

Ряд экспертов, которые выступали против принятия закона об арбитраже в таком виде, в котором он был принят, считают, что документ ставит арбитражные учреждения в другую зависимость – зависимость от государства, поскольку для их создания НКО нужно будет получать разрешение Правительства РФ на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (ч. 1 ст. 44 закона об арбитраже). Нужно отметить, что главная роль в принятии решения о возможности создания арбитражного учреждения при конкретной НКО отведена Совету по совершенствованию третейского разбирательства, который будет создан при Минюсте России. Именно на основании его положительной рекомендации правительство будет предоставлять НКО право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. В состав данного Совета войдут представители органов государственной власти, общероссийских объединений предпринимателей, торгово-промышленных палат, а также юридического, научного и предпринимательского сообщества и иные лица (ч. 5 ст. 44 закона об арбитраже). При этом лица, замещающие государственные должности, и госслужащие не могут составлять более 1/3 состава совета. Важно, что отказ в предоставлении НКО права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения может быть обжалован в суд (ч. 10 ст. 44 закона об арбитраже).

Требования к НКО, при которой создается арбитражное учреждение

Какие документы НКО должна будет предоставить для решения вопроса о возможности создания арбитражного учреждения, предстоит определить Минюсту России. Однако общие требования, которым должна соответствовать НКО, уже установлены (ч. 8 ст. 44 закона об арбитраже). Так, будет проверяться, достоверна ли представленная информация об организации, при которой создается постоянно действующее арбитражное учреждение, ее учредителях и участниках, позволяет ли ее репутация и характер ее деятельности с учетом состава ее учредителей обеспечить высокий уровень организации деятельности арбитражного учреждения.

Дмитрий Волосов, член правления некоммерческого партнерства «Национальная третейская палата», эксперт Юридического сервиса 48Prav.ru:

«Самым регрессивным элементом нового закона представляется встроенный в его текст механизм государственного регулирования создания третейских судов. Данное явление уже получило наименование «огосударствления» третейского разбирательства. Благодаря проведенной реформе третейское разбирательство, изначально появившееся как институт гражданского общества и один из цивилизованных внегосударственных способов разрешения споров, фактически становится подконтрольно государству. Достаточно ознакомиться с положением п. 4 ч. 8 ст. 44 закона об арбитраже, который не только предусматривает оценку при выдаче разрешения на осуществление третейского разбирательства такого качественного понятия, как репутация НКО, но и заставляет претендента доказывать, что его деятельность будет – в будущем времени (!) – развивать третейское разбирательство. Представляется незаконной и сама процедура получения некоего разрешения, являющегося квазилицензией на осуществление определенного вида деятельности, наличие которой законодательство о лицензировании не предусматривает в принципе».

Кроме того, на соответствие требованиям закона об арбитраже будут проверяться утвержденные НКО правила постоянно действующего арбитражного учреждения (уставы, положения, регламенты, содержащие в том числе правила арбитража) и рекомендованный список арбитров. Указанными правилами должны быть определены, в частности, виды споров, которые администрирует арбитражное учреждение, требования к арбитрам, порядок ведения арбитража, а также фиксированный размер любых видов арбитражных сборов или правила их определения (ч. 4 ст. 45 закона об арбитраже). В рекомендованный список арбитров необходимо будет включить не менее 30 человек, причем треть или более этих арбитров должны иметь ученую степень и как минимум половина – опыт разрешения гражданско-правовых споров в качестве третейских судей или судей государственных судов в течение не менее 10 лет, предшествовавших дате включения в рекомендованный список арбитров (ч. 3 ст. 47 закона об арбитраже). При этом один человек не может быть включен в рекомендованные списки арбитров более трех постоянно действующих арбитражных учреждений, а перед включением в список определенного кандидата учреждение должно получить его письменное согласие.

Стоит обратить внимание и на то, как будут называться вновь создаваемые арбитражные учреждения. Запрещается использовать в их наименованиях словосочетания «арбитражный суд» и «третейский суд», если в результате такого использования полное наименование учреждения будет сходным до степени смешения с наименованиями судов РФ или сможет ввести участников гражданского оборота в заблуждение относительно правовой природы и полномочий данного учреждения (например, под запрет попадет, скорее всего, такое название, как «Арбитражное учреждение Московской области»). При этом в наименовании учреждения обязательно должно указываться полное или сокращенное наименование НКО, при которой оно создано (ч. 21 ст. 44 закона об арбитраже).

Виталий Матюнин, юрист юридической компании «Лемчик, Крупский и Партнеры. Структурный и налоговый консалтинг»:

«Ужесточение требований к созданию третейского суда, и, как следствие, увеличение себестоимости и времени его создания должно привести к уходу недобросовестных участников из данной сферы. Соответственно, практика, когда третейский суд не находится по своему юридическому адресу и когда единственный сотрудник суда – председатель, он же секретарь и единственный судья, не имеющий даже юридического образования, принимает решения по широкому кругу вопросов, исчерпает себя.

Хотелось бы также обратить внимание на наличие в новом законодательстве ответственности, вплоть до прекращения деятельности арбитражного учреждения по решению компетентного суда и по предписанию Минюста России (ч. 1, ч. 3-4 ст. 48 закона об арбитраже). Мы видим, к чему привело ранее отсутствие контроля за третейскими судами со стороны государства – к полной дискредитации данного института, концепция которого имеет признание в мировой практике. Остается надеяться, что возможность принудительного прекращения деятельности арбитражного учреждения не будет использоваться для подавления его независимости при принятии решений».

Арбитражные учреждения и государственные суды

Закон об арбитраже, по мнению его разработчиков, должен упорядочить процедуру создания арбитражных учреждений и осуществления ими деятельности, что приведет к повышению авторитета и привлекательности третейского разбирательства, а это в свою очередь позволит снизить нагрузку на государственные суды. С этой же целью, надо полагать, Законом № 409-ФЗ предусмотрена возможность передачи на рассмотрение третейским судам, администрируемым постоянно действующими арбитражными учреждениями, ряда корпоративных споров – ст. 225.1 АПК РФ дополнена соответствующей ч. 2 (п. 9 ст. 9 Закона № 409-ФЗ). «Признание большей части корпоративных споров арбитрабельными соответствует мировой практике и действительно позволяет надеяться, что участники правоотношений будут чаще обращаться именно в арбитраж, а не в государственный суд», – полагает Татьяна Терещенко, руководитель аналитического направления адвокатского бюро «Прайм Эдвайс Санкт-Петербург». А вот юрист юридической компании «Лемчик, Крупский и Партнеры. Структурный и налоговый консалтинг» Виталий Матюнин считает, что никакой разгрузки государственных судов не произойдет. «На данный момент какая-либо единая достоверная статистическая база по количеству рассмотренных дел третейскими судами отсутствует. Однако считаю, что третейские суды в принципе не способны разгрузить государственные суды из-за недостаточной развитости данного института. После проведенной реформы, полагаю, количество рассмотренных третейскими судами дел будет еще меньше в связи с тем, что серьезное повышение требований к их формированию приведет к уходу с рынка не только недобросовестных участников, но и представителей небольших третейских судов», – подчеркивает он.

В то же время в законе об арбитраже предусмотрено, что государственные суды будут не только рассматривать дела об оспаривании арбитражных решений и о выдаче исполнительных листов на принудительное их исполнение, но и по заявлению лица, участвующего в третейском разбирательстве, выполнять функции содействия в отношении третейского суда – например, разрешать вопросы, связанные с назначением, отводом или прекращением полномочий третейского судьи (ст. 6 закона об арбитраже; гл. 30 АПК РФ дополнена соответствующим §3, ГПК РФ – гл. 47.1). «Один из минусов закона об арбитраже – некоторая странность в избрании арбитров. Так, если два арбитра не могут определиться с третьим, теперь можно обратиться за помощью в компетентный суд (п. 1 ч. 3 ст. 11 закона об арбитраже). Не вполне ясно, для чего привлекать именно суд и насколько это затянет процедуру, ведь к третейским судам часто прибегают именно за быстрым разрешением спора. Более того, функция по избранию арбитров представляется скорее административной, но никак не правоприменительной, которую призван исполнять суд», – отмечает Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнеры».

Кроме того, в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, третейский суд или сторона с его согласия может обратиться в суд с запросом об оказании содействия в получении доказательств (ст. 30 закона об арбитраже). Эксперты считают, что это, во-первых, не может не отразиться на независимости третейского суда, а, во-вторых, станет дополнительной нагрузкой для государственных судов.

Будут ли ликвидированы действующие третейские суды с 1 сентября?

C момента вступления в силу закона об арбитраже нормы Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» будут применяться только к тем третейским разбирательствам, которые были начаты и не завершены к этому моменту (ч. 7 ст. 52 закона об арбитраже). Однако оспаривание и приведение в исполнение арбитражных решений по этим спорам будет осуществляться уже по новым правилам.

Также в законе об арбитраже прямо прописано, что с 1 сентября текущего года постоянно действующие арбитражные учреждения создаются исключительно в установленном им порядке (ч. 11 ст. 52 закона об арбитраже). При этом определено, что порядок выдачи разрешений о предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и порядок подготовки соответствующей рекомендации Советом по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России должны быть установлены правительством в течение трех месяцев со дня вступления в силу закона об арбитраже. В этот же срок кабинету министров необходимо определить и порядок депонирования в Минюсте России правил постоянно действующего арбитражного учреждения. Депонирование этих правил является обязательным условием допуска к администрированию споров арбитражными учреждениями, получившими разрешение Правительства РФ на осуществление третейского разбирательства (ч. 14 ст. 44 закона об арбитраже).

В течение года со дня, когда Правительство РФ примет соответствующие акты, существующие третейские суды должны будут получить правительственное разрешение на осуществление деятельности по администрированию арбитража, то есть ориентировочно – до 1 декабря 2017 года (если брать максимальный срок, предоставленный Правительству РФ для утверждения порядков). Поэтому при невыполнении этого условия и по прошествии указанного срока их деятельность будет признаваться незаконной (ч. 13 ст. 52 закона об арбитраже). А вот как создать новое арбитражное учреждение, например, в сентябре текущего года, пока не совсем понятно, поскольку неясно, будет Правительство РФ выдавать разрешения и до утверждения порядка их выдачи или нет.

Только двум учреждениям не нужно будет получать соответствующее разрешение Правительства РФ – Международному коммерческому арбитражному суду при ТПП РФ (МКАС) и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ (МАК) (ч. 1 ст. 44 закона об арбитраже). Тем не менее другие требования закона об арбитраже МКАС и МАК обязаны будут исполнить. В частности, до 1 февраля 2017 года они должны утвердить, разместить на своем сайте и депонировать правила постоянно действующего арбитражного учреждения, соответствующие требованиям закона об арбитраже. Кстати, ряд экспертов отрицательно оценивает введение единых правил для арбитража внутренних споров и международного коммерческого арбитража – согласно закону об арбитраже постоянно действующие арбитражные учреждения смогут администрировать и последний вид арбитража (п. 1 ч. 18 ст. 44 закона об арбитраже). «Если создание и функционирование третейских судов всегда входило во внутреннюю компетенцию государства, то вопросы международного коммерческого арбитража были предметом международно-правового регулирования. Россия участвует в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже и Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Образцом для регулирования деятельности международного коммерческого арбитража в России был Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже. Законодательство на основе данного типового закона принято в общей сложности в 67 государствах. Вряд ли международный коммерческий арбитраж в России нуждался в реформе», – отмечает д. ю. н., директор департамента судебной практики и юридического сопровождения юридической фирмы «Лигал Студио» Валентина Талимончик.

Таким образом, можно говорить о том, что несмотря на длительную подготовку реформы третейского разбирательства закон об арбитраже и Закон № 409-ФЗ подвергаются довольно серьезной критике со стороны экспертного сообщества. Новая стадия обсуждения законов начнется, вероятно, после того, как правительство утвердит порядок выдачи разрешений на осуществление арбитража, а Минюст России определит, как будут проверяться НКО, претендующие на создание арбитражных учреждений.

В России осталось четыре третейских суда

1 ноября 2017 года завершился переходный этап реформирования системы третейских судов. В результате в России на сегодняшний день осталось лишь четыре таких суда.

В чем суть реформы?

Если раньше третейские суды могли быть созданы на базе любой формы юридического лица, то теперь они могут создаваться лишь при некоммерческой организации (НКО). Кроме того, эти НКО должны получить соответствующее разрешение Правительства, а заявку должен одобрить Совет по совершенствованию третейского разбирательства.

«С этого момента заниматься администрированием арбитража, то есть выбирать, назначать, отводить арбитров, вести делопроизводство, смогут только те институты, которые были созданы при некоммерческих организациях и получили на это специальное разрешение. Это позволит приблизить российский арбитраж к общемировым стандартам в части качества и количества этих учреждений«, – заявил глава Правительства Дмитрий Медведев.

Какие суды остались?

До проведения арбитражной реформы в России насчитывалось более 1500 третейских судов. Теперь их осталось только четыре: АНО «Институт современного арбитража» и Общероссийская общественная организация «Российский союз промышленников и предпринимателей» (РСПП), которые получили разрешение Правительства, а также Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате, которым одобрение Правительства не требуется.

Зачем нужны третейские суды?

Администратор Арбитражного центра при Институте современного арбитража Андрей Горленко заявил, что у третейского суда большое количество преимуществ: гибкая процедура, отсутствие множества инстанций, возможность выбора профессиональных арбитров с определенной специализацией, конфиденциальность, возможность исполнить решение более чем в 150 странах мира.

В связи с деофшоризацией наличие современного арбитража в России является одним из важных стимулов перевода коммерческих активов в отечественную юрисдикцию. Также одной из задач, стоящих перед Арбитражным центром, является повышение инвестиционной привлекательности России.

Система третейского суда

Система третейского суда подразумевает под собой целый ряд преимуществ, направленных на упрощение судебного разбирательства для его участников. Система третейского суда была создана после принятия Федерального Закона «О третейских судах в РФ» и является частью судебной системы РФ.

Система третейского суда относится к коммерческому арбитражу, рассматривающему экономические и гражданские споры, возникающие между российскими предприятиями и предпринимателями, физлицами, а также между российскими и иностранными организациями в не зависимости от форм собственности.

Структура третейского суда представляет собой классическую форму:

  • Председатель Первого арбитражного третейского суда
  • Судьи Первого Арбитражного третейского суда
  • Если структура арбитражной судебной системы подразумевает несколько ступеней, то третейский суд представлен только одной ступенью. Право на обжалование решения третейского суда определяется соглашением, подписанным сторонами-участниками спора. В случае окончательности решения данное решение не может быть оспорено или обжаловано. В иных случаях решение оспаривается в Арбитражном суде.

    300025, г. Тула, пр. Ленина, 96
    телефон: 8 (4872) 71-79-01

    Первый Арбитражный третейский Суд/ Первое Арбитражное Учреждение
    © Все права защищены. 2009 — 2018
    Перепечатка допускается со ссылкой на первоисточник
    Соглашение об обработке персональных данных

    Роль и функции третейского суда

    Трете́йский суд — это негосударственный судебный орган, разрешающий споры по экономическим (хозяйственным) договорам юридических лиц между собой, юридических лиц и граждан, граждан между собой. Еще его называют коммерческим арбитражем.

    Система третейских судов является институтом саморегулирования гражданского общества, осуществляющим правоприменительную деятельность (разрешение гражданско-правовых споров) на основе взаимного волеизъявления сторон (третейского соглашения). В процессе третейского разбирательства, так же как и в государственном судопроизводстве, применимы альтернативные способы урегулирования споров.

    Деятельность российских третейских судов регулируется на трех уровнях:

    1. Общеевропейский (Европейская конвенция «О внешнеторговом арбитраже»)
    2. Федеральный (Федеральный закон РФ 102-ФЗ «О третейских судах в РФ» от 24.02.2002; при рассмотрении споров с участием хотя бы одного из иностранных субъектов также регулируется Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля1993 г.)
    3. Местный (Регламент данного Третейского суда и третейские соглашения сторон спора).

    Институт третейских судов в Российской Федерации создан с целью упрощения разрешения экономических споров среди юридических лиц или граждан.

    В третейский суд может обратиться любая организация или физическое лицо, которые заключили со своим контрагентом третейское соглашение, в виде третейской оговорки в тексте вновь заключаемого договора или в виде отдельного соглашения на любой стадии спора (даже если спор уже рассматривается в государственном суде, вплоть до принятия первого решения по делу). Правила третейского разбирательства (Регламент Третейского суда) разрабатываются каждым третейским судом самостоятельно и принимаются сторонами при подписании третейского соглашения.

    Стороны, передавая спор на рассмотрение третейского суда, принимают на себя обязательство подчиниться решению последнего.

    В третейском соглашении стороны также могут записать свои правила третейского разбирательства, являющиеся обязательными для Третейского суда.

    Иск в третейский суд оформляется в том же виде, что и в государственный.

    После его подачи формируется состав суда, который образуется из трех судей при отсутствии иного соглашения сторон. Может быть так же создана коллегия с представителями сторон спора. Третейским судьей может быть только физическое лицо, обладающее дееспособностью и давшее согласие на выполнение обязанностей третейского судьи. Стороны могут по своему усмотрению согласовывать порядок назначения третейского судьи для рассмотрения конкретного спора. Третейский суд (в отличие от арбитражного суда) не имеет многозвенной структуры, а значит и нескольких инстанций, куда можно было бы обжаловать решение, поэтому решение третейского суда окончательно и обжалованию не подлежит. Федеральный закон «О третейских судах в РФ» запрещает сторонам обжаловать решение, если ранее своей волей они выразили третейскому суду доверие, и признали, что принятое им решение не подлежит пересмотру.

    Третейские суды вправе рассматривать любые дела, затрагивающие коммерческие интересы организаций (включая государственные) и граждан, включая индивидуальных предпринимателей.

    Суды могут выносить определения о применении обеспечительных мер, решения, обязательные для исполнения сторонами, в том числе, получать и передавать стороне, выигравшей дело, исполнительные листы.

    Споры, рассматриваемые третейскими судами, могут касаться материальных и не материальных (не имущественных) требований.

    Среди нематериальных или неимущественных споров чаще всего третейский суд рассматривает исковые заявления по действию договора. Например, если одна из сторон решила в одностороннем порядке расторгнуть или пересмотреть условия договора, сторона решила не продлевать договор и пр.

    Из материальных (имущественных) — это споры, связанные с взысканием задолженности, неустоек, процентов за пользование чужими деньгами, штрафных санкций и т.д. Истец может потребовать вернуть товарные остатки или образцы продукции, потребовать досрочной их оплаты и т.д.

    Чтобы понять лучше, какие дела рассматривает третейский суд, достаточно открыть Арбитражный процессуальный кодекс или гражданский кодекс: это споры, связанные

    -с признанием права собственности на недвижимое имущество;

    — торгами на фондовой бирже ( между участниками и их клиентами);

    -с пользованием землей, если они являются по своему характеру гражданско-правовыми;

    -с пользованием недрами;

    -заключением, изменением, расторжением, исполнением контрактов на закупку сельхозпродукции, сырья и продовольствия для государственных нужд;

    -с осуществлением морских перевозок, и т.д.

    Решение третейского суда подлежит добровольному исполнению. В случае же неисполнения решения, сторона может обратиться в государственный суд по месту нахождения ответчика либо имущества за выдачей исполнительного листа.

    Арбитражный и третейский суды преследуют разные цели. Если цель арбитражного суда-определение и наказание виновного, то цель третейского разбирательства-достижение сторонами мирового соглашения.

    Третейский суд обладает рядом преимуществ.

    К ним относятся более высокая степень доверия сторон к назначаемым арбитрам, простота и оперативность процедуры разбирательства, относитель-но низкие судебные издержки, сохранение конфиденциальности, что немаловажно для участников хозяйственных правоотношений.

    В связи с чем популярность третейского разбирательства неизбежно растет.

    Старший помощник прокурора республики А. Псху

    Третейских судов осталось всего 4. Минюст рассказал, что делать с незавершенными делами

    Смотрите также:

    В связи с реформой третейского судопроизводства в России на законных основаниях с 1 ноября 2018 года действуют всего четыре третейских суда. Юристы организаций, которые обратились в другие суды до их закрытия, должны знать, что Минюст России разрешил рассмотреть все незавершенные дела тем арбитрам, которые входили в их состав.

    Материалы по теме

    Реформа третейских судов: 10 важных изменений в коммерческом арбитраже

    1 ноября 2018 года завершился переходный этап в реформе системы третейских судов, предусмотренный нормами Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ о третейском арбитраже. С этой даты право на работу имеют только те постоянно действующие арбитражные учреждения, которые получили специальное разрешение Правительльства РФ по согласованию с Советом по совершенствованию третейского разбирательства.

    По итогам переходного периода, который длился год, в России осталось всего четыре третейских суда, вместо 1500, действующих на момент принятия закона. При этом, два из них действуют на основании Федерального закона и им не нужно согласование Правительства, а еще два получили свой статус на основании отдельного распоряжения Правительства. Вот эти третейские суды:

  • Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ.
  • Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ.
  • Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей ( распоряжение Правительства от 27 апреля 2018 г. № 798-р ).
  • Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража» ( распоряжение Правительства от 27 апреля 2018 г. № 799-р ).

Остальные арбитражные учреждения, которые продолжали свою деятельность до 1 ноября 2018 года, больше не имеют права осуществлять деятельность. Им запрещено вести делопроизводство, а также рассматривать арбитражные сборы. Все решения, которые такие третейские суды вынесут после 1 ноября будут считаться незаконными и не будут подлежать исполнению. Поэтому государственные арбитражи, которые выдают исполнительные листы, отказут в этом заявителям.

Минюст нашел выход

Министерство юстиции России определилось, что делать со спорами, которые начали, но не успели рассмотреть до конца третейские суды, не получившие разрешения на работу. Чиновники считают, что все споры, открытые до 1 ноября должны рассмотреть составы арбитров таких судов. Таким образом будет применен порядок, который предусмотрен для рассмотрения единичных дел и создания арбитража специально для разрешения конкретного спора.

Еще одной проблемой, по мнению чиновников, является то, что у многих организаций существуют арбитражные соглашения, в которых они договорились решать споры в конкретном третейском суде. Теперь многие из этих соглашений станут неисполнимыми, поэтому бизнесменам придется подписывать новые документы о передаче спора в действующие арбитражные учреждения. Поэтому Минюст рекомендует всем организациям проверить информацию о третейских судах и оперативно привести все документы в соответствие с ней. Чиновники напоминают, что уточнить, имеет ли арбитраж право работать, можно непосредственно на официальном сайте министерства.

Система третейских судов в россии