2. Участник полного товарищества обязан внести не менее половины своего вклада в складочный капитал товарищества до его государственной регистрации. Остальная часть должна быть внесена участником в сроки, установленные учредительным договором. При невыполнении указанной обязанности участник обязан уплатить товариществу десять процентов годовых с невнесенной части вклада и возместить причиненные убытки, если иные последствия не установлены учредительным договором.

3. Участник полного товарищества не вправе без согласия остальных участников совершать от своего имени в своих интересах или в интересах третьих лиц сделки, однородные с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества.

При нарушении этого правила товарищество вправе по своему выбору потребовать от такого участника возмещения причиненных товариществу убытков либо передачи товариществу всей приобретенной по таким сделкам выгоды.

Комментарий к статье 73 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья, посвященная обязанностям участника полного товарищества, дополняет общие правила п. 2 ст. 67 ГК. Приоритет в товариществе фактора членства (участия) выражается и в том, что участники обязаны участвовать в деятельности товарищества в соответствии с условиями учредительного договора. Отсюда перечень существенных условий учредительного договора, названных в п. 2 ст. 70 ГК, не является исчерпывающим; существенным в таком договоре является также определение обязанности участника по участию в товариществе (п. 1 ст. 73).

2. Регулирование вопросов складочного капитала полного товарищества ограничивается п. 2 ст. 73 (ср. ст. ст. 90 и 99 ГК). Закон не регулирует его минимальную величину, так как права и интересы кредиторов товарищества гарантирует не его складочный капитал, а личная ответственность его участников. Именно поэтому размер и состав складочного капитала должен определять учредительный договор. Данные количественные и качественные характеристики складочного капитала товарищества могут быть любыми, вместе с тем именно они влияют на решение некоторых правовых вопросов (см., например, ст. ст. 74, 79, 80 ГК). Учредительный договор должен также определять размер, состав, сроки и порядок внесения участниками своих вкладов в складочный капитал товарищества (п. 2 ст. 70 ГК).

Поскольку согласно п. 2 ст. 73 каждый участник должен внести не менее 50% своего вклада к моменту регистрации товарищества, а остальную часть вклада — в сроки, установленные учредительным договором (ср. с п. 3 ст. 90, п. 2 ст. 109 ГК), вопрос о сроках и порядке внесения участниками вкладов, о которых говорится в п. 2 ст. 70 ГК, относится к большей части вклада, которая должна быть внесена к моменту регистрации товарищества, и к меньшей его части, которая может вноситься впоследствии. Неисполнение участниками обязанности по внесению вкладов в складочный капитал товарищества влечет их ответственность как перед другими участниками (которая должна быть определена в учредительном договоре и является его объективно-существенным условием — п. 2 ст. 70 ГК), так и перед самим товариществом (в виде установленных законом 10% годовых с невнесенной части вклада и возмещения причиненных ему убытков или в ином виде согласно учредительному договору). Если вдруг уже к моменту регистрации товарищества вклады внесены (и складочный капитал сформирован) в полном объеме, актуальным может быть только вопрос о договорной ответственности участников друг перед другом, но не о их законной (договорной) ответственности перед товариществом.

Вклады участников могут быть одинаковыми или разными, при этом нет презумпции равенства вкладов при отсутствии оговорки об ином: размер и состав конкретного вклада — существенные условия учредительного договора (п. 2 ст. 70 ГК), поэтому при несогласовании данного условия договор нельзя считать заключенным. Этот вывод полностью справедлив и в том случае, если вдруг предположить, что размер и состав конкретного вклада в учредительном договоре не определены, но само товарищество тем не менее зарегистрировано: в основе товарищества как субъекта права лежит фактический состав, состоящий из заключенного учредительного договора и акта регистрации товарищества, а считать учредительный договор заключенным можно только при согласовании всех существенных его условий (в том числа состава и размера вклада).

Правильность сделанного вывода не колеблет и правило абз. 2 п. 6 ст. 66 ГК, которое, хотя и сформулировано в общих положениях о хозяйственных товариществах и обществах, касается только обществ. Говоря иначе, из того, что «денежная оценка вклада участника хозяйственного общества производится по соглашению между учредителями (участниками) общества и в случаях, предусмотренных законом, подлежит независимой экспертной проверке», отнюдь не следует, что в товариществах действует принцип равенства вкладов. Правило абз. 2 п. 6 ст. 66 ГК надо понимать так, что в товариществах (где права и интересы кредиторов гарантирует не складочный капитал, а ответственность участников) не требуется ни точность установления стоимости вклада, ни тем более ее независимая экспертная проверка, столь необходимые в обществах, где права и интересы кредиторов гарантирует уставный капитал, а значит, совокупная реальная рыночная стоимость вкладов участников. Поэтому в товариществах (в отличие от обществ) денежная оценка вклада участника определяется исключительно самими участниками.

3. Правила п. 3 ст. 73 требуют от участника лояльности (воздержания от конкуренции с товариществом), запрещая ему совершать без согласия остальных участников от своего имени в своих интересах или в интересах третьих лиц сделки, однородные с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества (абз. 1); при несоблюдении данного требования товарищество вправе потребовать от участника-нарушителя возмещения причиненных убытков или передачи товариществу всей приобретенной по таким сделкам выгоды (абз. 2).

Однородность сделок — оценочное понятие, которое следует устанавливать исходя из обычной деятельности конкретного товарищества, не забывая при этом, что предмет деятельности товарищества может быть широк ввиду его универсальной правоспособности (абз. 2 п. 1 ст. 49, абз. 1 п. 2 ст. 52 ГК). Именно поэтому чем шире спектр деятельности товарищества, тем более ограничены его участники в вопросах самостоятельного совершения сделок (и наоборот). В то же время в целях правильного и взвешенного понимания запрета, установленного в п. 3 ст. 73, и обеспечения баланса интересов товарищества и его участников признак однородности сделки, по всей видимости, должен дополняться признаком систематичности (регулярности, типичности), т.е. данный запрет должен исключать эпизодические (разовые) сделки товарищества.

Статья 73. Обязанности участника полного товарищества

1. Участник полного товарищества обязан участвовать в его деятельности в соответствии с условиями учредительного договора.

Комментарий к Ст. 73 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена обязанностям участника полного товарищества, характерным именно для этой организационно-правовой формы. Безусловно, предусмотренными ст. 73 Кодекса обязанностями не исчерпывается перечень всех обязанностей полного товарища.

Так, в соответствии с общей нормой п. 2 ст. 67 ГК РФ участники хозяйственного товарищества или общества обязаны:

— вносить вклады в порядке, размерах, способами и в сроки, которые предусмотрены учредительными документами;

— не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности товарищества или общества.

Законом также допускается, что участники хозяйственного товарищества или общества могут нести и другие обязанности, предусмотренные его учредительными документами. Из чего следует, что учредительным договором полного товарищества могут быть предусмотрены и другие, не упомянутые в законе, обязанности участника полного товарищества.

Таким образом, обязанности участника полного товарищества можно разделить на два вида: обязанности, характерные для участников всех хозяйственных товариществ и обществ (это обязанности внести вклад, предусмотренный учредительным договором товарищества, и соблюдать конфиденциальность деятельности товарищества), и обязанности, обусловленные спецификой полного товарищества (к ним относятся обязанности непосредственно участвовать в деятельности полного товарищества и воздерживаться от конкуренции с товариществом, т.е. не осуществлять от своего имени такую же деятельность, которую ведет товарищество).

2. Обязанность участника полного товарищества непосредственно участвовать в его деятельности обусловлена тем, что закон не предусматривает в товариществе образование каких-либо органов управления, через которые оно приобретает гражданские права и осуществляет обязанности (ст. 53 ГК РФ). Товарищество в отношениях с другими лицами, участвующими в имущественном обороте, представляют сами его участники.

В литературе справедливо отмечается, что в силу закона каждый товарищ вправе участвовать в управлении товариществом (п. 1 ст. 67 ГК) и одновременно обязан участвовать в его деятельности согласно учредительному договору (п. 1 комментируемой статьи) .

———————————
См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. Т. 1. С. 240 (автор главы — В.В. Ровный).

В соответствии с условиями учредительного договора возможно, что каждый участник товарищества вправе действовать от имени товарищества, либо все его участники ведут дела совместно, либо ведение дел поручается отдельным участникам. В последнем случае участник передает свое право на ведение дел одному или нескольким другим товарищам (см. ст. 72 ГК и комментарий к ней).

3. На момент учреждения товарищество должно обладать некоторым имуществом, складочным капиталом, минимальный размер которого, в отличие от размера уставного капитала хозяйственных обществ, законом не установлен, но размер которого обязательно должен быть определен учредительным договором товарищества (п. 2 ст. 70 ГК).

Закон не требует для полного товарищества обязательного минимального складочного капитала, поскольку гарантией прав кредиторов товарищества служит личная ответственность его участников, их личное имущество.

Однако товарищество как юридическое лицо должно обладать имуществом, составляющим имущественную основу предпринимательской деятельности товарищества. Для создаваемого товарищества имущество первоначально образуется в виде складочного капитала. Вклады в складочный капитал участники должны вносить согласно требованиям закона и условиям учредительного договора.

Одно из императивных требований закона содержится в комментируемой статье и состоит в том, что участник обязан внести свой вклад в складочный капитал товарищества не менее чем наполовину к моменту регистрации товарищества как юридического лица.

Моментом регистрации (создания) товарищества следует считать день внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (п. 2 ст. 51 ГК).

Исполняя учредительный договор, участники обязаны вносить вклады в сроки и в порядке, которые определяются учредительным договором.

В силу отсутствия законодательных ограничений складочный капитал может слагаться и, соответственно, вноситься участниками товарищества как из денежных средств, так и из другого имущества, но неденежные вклады должны быть оценены в деньгах (п. 6 ст. 66 ГК). В отличие от обществ в товариществах денежная оценка вклада участника определяется исключительно самими участниками.

Складочный капитал, с одной стороны, — это учетная величина, обозначающая, что товарищество на определенный момент времени обладает чистыми активами не менее размера складочного капитала, указанного в учредительном договоре. Но с другой стороны, складочный капитал является также, по крайней мере на момент внесения, реально существующим имуществом.

Чаще всего в качестве вклада вносятся денежные средства. Установленный момент внесения половины вклада в складочный капитал товарищества выдвигает проблему оформления денежного вклада. Практика применения этого правила показывает, что требование комментируемой статьи (как и подобные требования в отношении хозяйственных обществ) не соблюдается и складочный (а в обществах — уставный) капитал начинает оплачиваться только после регистрации товарищества (общества).

Обязанность участника по внесению вклада возникает непосредственно из учредительного договора, и обязательство должно исполняться именно в том виде, в каком оно закреплено в договоре.

Нарушение этой обязанности влечет предусмотренную комментируемой статьей ответственность в виде обязанности уплатить товариществу 10% годовых с невнесенной части вклада и возместить причиненные товариществу убытки. Следует отметить, что данная норма носит диспозитивный характер и применяется при условии, если иные последствия не установлены учредительным договором.

4. Особенность полного товарищества в виде того, что от его имени во внешних отношениях с третьими лицами выступают сами товарищи, обусловливает наличие для товарищей еще одной специфической обязанности — воздержание от конкуренции с товариществом, которая в законе выражена установлением запрета без согласия других товарищей совершать от своего имени в своих или чужих (кроме самого товарищества) интересах сделки, однородные с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества.

Санкцией за нарушение этого запрета является возможность товарищества потребовать от такого участника, вступившего в конкурентный конфликт с товариществом, возмещения причиненных товариществу убытков либо передачи товариществу всей выгоды, полученной от сделки.

Следует учитывать, что полное товарищество — коммерческая организация и предмет ее деятельности может быть достаточно широк (п. 1 ст. 49 ГК). С этой точки зрения, соотнося однородность сделок товарищества и его участников (тоже предпринимателей), важно отделять разовые сделки товарищества от тех сделок, которые являются для него обычными и систематическими, т.е. входят в его предмет.

4. Дела об ограничении родительских прав рассматриваются с участием прокурора и органа опеки и попечительства.

Комментарий к статье 73 Семейного Кодекса РФ

1 — 2. Ограничение родительских прав — это, прежде всего, временная мера, которая обычно применяется в целях предупреждения какой-либо опасности, грозящей жизни, здоровью ребенка либо его воспитанию (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и т.д.). Вина родителей в этом случае отсутствует.

Ограничение родительских прав допускается также в случаях, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Таким образом, ограничение родительских прав можно рассматривать и как меру ответственности в случае недостойного поведения одного из родителей, и как предупредительную меру, применяемую для обеспечения безопасности ребенка в отношении родителей, которые не способны понимать значение своих действий и руководить ими либо имеют тяжелое заболевание.

Результатом удовлетворения иска об ограничении родительских прав становится отобрание ребенка у родителей, утрата ими права воспитывать своего ребенка лично. Предусматривается также прекращение права на получение льгот и государственных пособий, установленных для граждан, имеющих детей.

3. В п. 3 комментируемой статьи содержится исчерпывающий перечень лиц, которые могут предъявлять иск об ограничении родительских прав. О близких родственниках см. комментарий к ст. 14.

4. Как и в случае лишения родительских прав, дела об ограничении родительских прав рассматриваются с участием прокурора и органа опеки и попечительства.

5. Поскольку при ограничении родительских прав ребенок остается без попечения родителей, суд должен решить вопрос об алиментах. В связи с этим в п. 2 комментируемой статьи содержится специальное указание на то обстоятельство, что ограничение родительских прав не освобождает родителей от обязанности по содержанию ребенка, что позволяет обеспечить его интересы, где бы он ни находился.

6. Так же как и лишение родительских прав, ограничение родительских прав подлежит государственной регистрации в органах загса. В связи с этим в п. 6 комментируемой статьи установлено правило, согласно которому суд в трехдневный срок с момента, когда соответствующее решение вступило в законную силу, обязан направить выписку из него в орган загса.

СТ 73 СК РФ

1. Суд может с учетом интересов ребенка принять решение об отобрании ребенка у родителей (одного из них) без лишения их родительских прав (ограничении родительских прав).

2. Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие).

Ограничение родительских прав допускается также в случаях, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав. Если родители (один из них) не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав. В интересах ребенка орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав до истечения этого срока.

3. Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен близкими родственниками ребенка, органами и организациями, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (пункт 1 статьи 70 настоящего Кодекса), дошкольными образовательными организациями, общеобразовательными организациями и другими организациями, а также прокурором.

6. Суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда об ограничении родительских прав направить выписку из такого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка, а в случае государственной регистрации рождения ребенка многофункциональным центром предоставления государственных и муниципальных услуг — в многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг по месту государственной регистрации рождения ребенка для информирования органа записи актов гражданского состояния, в котором хранится соответствующая запись акта о рождении.

Комментарий к Ст. 73 Семейного кодекса РФ

1. В отличие от лишения родительских прав отобрание ребенка предусмотрено в качестве меры защиты прав и интересов детей. Главная цель этой меры заключается не в наказании родителей, а в защите ребенка, оставление которого с родителями опасно для жизни, здоровья, нормального воспитания и развития ребенка. Поэтому для применения данной меры защиты наличие или отсутствие вины в поведении родителей не имеет значения, важно защитить ребенка от угрожающей ему опасности.

2. Предъявление иска об ограничении родительских прав возможно только к родителям (или одному из них), но не к лицам, заменяющим родителей (опекунам, попечителям, приемным родителям), несмотря на то что их права и обязанности по воспитанию, образованию, представительству и защите детей аналогичны родительским.

3. В числе истцов по делам об ограничении родительских прав наряду с органами и организациями, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей, дошкольными образовательными организациями, общеобразовательными организациями и другими организациями, а также прокурором, указаны близкие родственники ребенка. Сам ребенок по достижении им возраста 14 лет также может обратиться в суд с таким иском (ст. 56 СК РФ).

Возникает вопрос о том, кого считать близким родственником применительно к ст. 70 СК РФ. Представляется, что в данном случае близкими родственниками ребенка являются родственники первой и второй степени родства, а именно: один из родителей, бабушка, дедушка, братья и сестры.

Тети и дяди в числе таких близких родственников в СК РФ не указаны, следовательно, даже в случае, если они являются фактическими воспитателями ребенка, оставшегося без попечения родителей, но не назначены опекунами (попечителями) ребенка, обратиться в суд с иском об ограничении родителей (одного из них) и тем более о лишении родительских прав они не могут. Однако они не лишены возможности обратиться к прокурору или в органы опеки и попечительства, территориальную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, которым предоставлено такое право при наличии оснований для обращения в суд.

4. Отобрание ребенка предусмотрено в качестве разновидности ограничения родительских прав, причем такой разновидности, когда родители ограничиваются сразу во всех своих родительских правах: праве совместного проживания с ребенком и непосредственного его воспитания, праве представлять интересы своего ребенка, получать причитающиеся на ребенка пособия и другие денежные выплаты, праве решать иные вопросы, связанные с воспитанием и образованием ребенка. Однако редакция статьи неудачна, название статьи и ее содержание изложены таким образом, что на практике ограничение родительских прав отождествляется с отобранием ребенка.

Между тем не исключены ситуации, когда родитель может быть ограничен лишь в отдельных правах в отношении своего ребенка, например праве получения алиментов в полном размере (п. 2 ст. 60 СК РФ), праве представлять интересы ребенка при разрешении спора в суде (п. 2 ст. 64 СК РФ), праве на общение с ребенком и получение о нем информации (п. 4 ст. 66 СК РФ), при сохранении других родительских прав, и прежде всего права на совместное проживание с ребенком.

Как показывает судебная практика, в последнее время стали чаще заявляться требования об ограничении права родителя, проживающего отдельно от ребенка, давать разрешение на выезд ребенка за границу, в те страны, на въезд в которые требуется согласие обоих родителей, без ограничения других родительских прав.

Бывают случаи, когда при необходимости оформления такого согласия родитель, проживающий отдельно от ребенка, хотя и не подает заявление о запрете выезда ребенка по ст. 20 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», но и не оформляет нотариально удостоверенное согласие, необходимое для получения визы, в результате чего срывается поездка, в связи с чем у родителя, с которым проживает ребенок, возникают убытки, а ребенок, выезд которого на отдых не состоялся, испытывает страдания.

Кроме того, появились дела, которые формально вроде бы не относятся к делам об ограничении родительских прав, и с точки зрения, изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда, речь идет о, казалось бы, изменении способа и порядка уплаты алиментов по ст. 203 ГПК РФ. Именно в таком порядке судам рекомендовано рассматривать такие требования родителя — должника по исполнительному производству.

Однако с точки зрения семейного права такие дела требуют формирования судебной практики по ним, аналогичной рассмотрению дел об ограничении родительских прав, по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 60 СК РФ ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи в порядке и в размерах, которые установлены разделом V настоящего Кодекса.

Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий, поступают в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка.

Суд по требованию родителя, обязанного уплачивать алименты на несовершеннолетних детей, вправе вынести решение о перечислении не более 50% сумм алиментов, подлежащих выплате, на счета, открытые на имя несовершеннолетних детей в банках.

Следовательно, в случае удовлетворения заявления должника, родитель, проживающий с ребенком, по сути ограничивается в праве распоряжаться той суммой причитающихся ребенку алиментов, которая будет указана в определении суда об изменении способа и порядка уплаты алиментов по заявлению должника. По своей правовой природе требование родителя, уплачивающего алименты, о том, чтобы половина уплачиваемых им денежных средств не тратилась на ребенка, а откладывалась на его личный счет в банке, — это не что иное, как ограничение родителя, с которым проживает ребенок, в праве распоряжаться причитающимися ребенку денежными средствами в виде алиментов.

Представляется, что удовлетворение такого требования не в состязательном процессе, когда нужно доказывать, что родитель, с которым проживает ребенок, расходует денежные средства не на содержание, воспитание и образование ребенка, а на иные цели, не связанные с содержанием, воспитанием и образованием ребенка, иными словами, этот родитель злоупотребляет родительскими правами, — исключает возможность установления истинной причины обращения родителя, уплачивающего алименты.

Между тем в таких случаях, когда речь идет о злоупотреблении родительскими правами, к участию в деле необходимо привлечь орган опеки и попечительства, который должен дать заключение о необходимости и целесообразности применения данного ограничения, в частности требуют ли интересы ребенка, в пользу которого выплачивается такая сумма алиментов, ограничения родителя в праве расходовать указанные денежные суммы, которые не соответствуют минимальному прожиточному уровню ребенка и не в состоянии обеспечить ребенку самые насущные потребности, не являются излишними для обеспечения ребенку достойного содержания, как об этом указано в Конвенции ООН о правах ребенка. И главное — имеется ли в данном конкретном деле потребность для накапливания денежных средств, предназначенных на ежедневные потребности ребенка, на счете в отделении Сбербанка, где большие проценты от этих небольших сумм вряд ли можно получить и деньги со временем утратят свою покупательную способность из-за инфляции?

Само по себе предъявление иска объясняется порой не достижением цели защитить имущественные интересы ребенка, а желанием досадить родителю, с которым проживает ребенок, унизить его, вынудить отказаться от получения алиментов.

Поэтому представляется, что суду следует возлагать за заявителя обязанность представить доказательства, подтверждающие факт злоупотребления родителем, проживающим с ребенком, своим правом расходовать причитающиеся ребенку алименты. При отсутствии таких доказательств оснований для удовлетворения заявления не имеется.

В отдельных случаях родитель, с которым проживает ребенок, в числе прочих прав, об ограничении которых заявлен иск, указывает на необходимость запрета предоставления родителю, проживающему отдельно от ребенка, информации о местонахождении ребенка, которого ранее такой родитель забирал и увозил к своим родственникам без разрешения родителя, с которым ребенок проживает, и без уведомления об этом, совершал иные действия, свидетельствующие о злоупотреблении родительскими правами, нарушая при этом права ребенка.

Именно поэтому данная статья дополнена п. 6, предусматривающим обязанность суда направить выписку из такого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка, с тем чтобы исключить злоупотребления со стороны родителей, ограниченных в каких-либо отдельных родительских правах либо в целом комплексе этих прав в отношении всех своих детей (или конкретного ребенка).

5. Дела об ограничении родительских прав рассматриваются так же, как и дела о лишении родительских прав, с обязательным участием органа опеки и попечительства и прокурора, которые дают заключение о целесообразности применения данной меры.

6. Ограниченные в родительских правах родители сохраняют обязанность содержать своего ребенка (п. 2 ст. 74 СК), в связи с чем суд одновременно с требованием об ограничении родительских прав должен решить вопрос о взыскании с родителей (или одного из них), ограниченных в родительских правах, алиментов на ребенка.

Исходя из ст. 69, 73 СК РФ не могут быть лишены родительских прав лица, не выполняющие свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией). В указанных случаях, а также когда при рассмотрении дела не будет установлено достаточных оснований для лишения родителей (одного из них) родительских прав, суд может вынести решение об отобрании ребенка и передаче его на попечение органов опеки и попечительства при условии, что оставление ребенка у родителей опасно для него (п. 2 ст. 73 СК РФ).

Судам следует учитывать, что лишение родительских прав является крайней мерой. В исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей. Отказывая в иске о лишении родительских прав, суд при наличии указанных выше обстоятельств вправе в соответствии со ст. 73 СК РФ также разрешить вопрос об отобрании ребенка у родителей и передаче его органам опеки и попечительства, если этого требуют интересы ребенка (Постановление Пленума ВС РФ от 27.05.1998 N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»). См. также: Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утв. Президиумом ВС РФ 20.07.2011.

Статья 73. Ограничение родительских прав

6. Суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда об ограничении родительских прав направить выписку из такого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка, а в случае государственной регистрации рождения ребенка многофункциональным центром предоставления государственных и муниципальных услуг — в многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг по месту государственной регистрации рождения ребенка для информирования органа записи актов гражданского состояния, в котором хранится соответствующая запись акта о рождении.

Комментарий к Ст. 73 СК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает меру ответственности, применяемую к родителям, нарушающим права несовершеннолетнего ребенка и уклоняющимся от выполнения возложенных на них родительских обязанностей. Кроме того, ограничение родительских прав является превентивной мерой, применяемой для обеспечения безопасности ребенка в отношении родителей, которые не способны понимать значение своих действий и руководить ими либо имеют тяжелое заболевание.

2. Основанием для применения названной меры служит опасность оставления ребенка с родителями:

1) по обстоятельствам, от них не зависящим (психическое расстройство, болезнь, стечение тяжелых обстоятельств);

2) вследствие неадекватного поведения родителей при отсутствии достаточных оснований для лишения родительских прав.

В последнем случае ограничение родительских прав является временной мерой. Если в течение шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав родители не изменят своего поведения, то орган опеки и попечительства обязан предъявить иск о лишении родительских прав. В интересах ребенка этот срок может быть сокращен.

3. Круг лиц, которые могут предъявить иск об ограничении родительских прав, более широкий по сравнению с кругом, включающим заявителей по делам о лишении родительских прав. К ним относятся близкие родственники ребенка, органы и организации, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей, дошкольные образовательные учреждения, общеобразовательные и другие учреждения, прокурор. Прокурор и представитель органа опеки и попечительства должны участвовать в рассмотрении дела об ограничении родительских прав.

4. Процессуальные особенности рассмотрения дел об ограничении родительских прав аналогичны особенностям рассмотрения дел о лишении родительских прав (см. комментарий к ст. 70 СК).

5. Приведенная таблица (табл. 1) дает сравнительный анализ материальных и процессуальных особенностей лишения и ограничения родительских прав.

2. Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие).Ограничение родительских прав допускается также в случаях, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав. Если родители (один из них) не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав. В интересах ребенка орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав до истечения этого срока.

5. При рассмотрении дела об ограничении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них).

6. Суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда об ограничении родительских прав направить выписку из такого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка.

Комментарий к статье 73 СК РФ

1. Ограничить родительские права, как и лишить таких прав, может только суд в порядке искового производства и с обязательным участием как органа опеки и попечительства, так и прокурора. Что касается лиц, которые могут быть истцами по делам этой категории, то их круг (по сравнению с указанным в п.1 ст. 70 СК) расширен за счет близких родственников (дедушек и бабушек, братьев и сестер) и более конкретен (упомянуты дошкольные образовательные и общеобразовательные учреждения).

2. Ограничение родительских прав выражается в том, что суд решает отобрать детей у отца и (или) матери, не лишая его родительских прав.

Это возможно в двух случаях:
первый: если жить ребенку с родителями (одним из них) опасно по обстоятельствам, от них не зависящим (например, психическое расстройство, иное хроническое заболевание, инвалидность, крайне тяжелое материальное положение). В подобных ситуациях родители не могут быть лишены своих прав на детей, так как отсутствуют основания, исчерпывающим образом перечисленные в ст. 69 СК (см. коммент. к ней). Одним из таких оснований закон называет хронический алкоголизм или наркоманию, но не психическое расстройство либо иное хроническое заболевание.

Кроме того, законодатель особо подчеркивает, что в создании опасных для ребенка обстоятельств родители (один из них) не виновны. Если же, например, отец или мать уклоняются от работы, вследствие чего не могут и не хотят кормить ребенка и заботиться о нем, то это может повлечь не ограничение, в лишение родительских прав;
второй случай: поведение родителей (одного из них) опасно для ребенка, но оснований лишить их родительских прав не установлено. Здесь имеются в виду ситуации, когда истец не смог, например, предъявить достаточно веских доказательств жестокого обращения ответчика с ребенком; когда заключение органа опеки и попечительства, а также акт обследования условий жизни ребенка не свидетельствуют с достоверностью, что отец и (или) мать должны быть лишены родительских прав. Иными словами, речь идет о пограничных ситуациях, когда достаточно нескольких месяцев, чтобы убедиться, могут ли родители достойно исполнять свои обязанности (осуществлять права) в отношении детей.

Соответственно родителям (одному из них) дается как бы испытательный срок — шесть месяцев с момента принятия судебного решения. При этом орган опеки и попечительства обязуется, если ограниченный в правах родитель не переменится к лучшему, предъявить иск о лишении его родительских прав. Если же становится очевидным, что его поведение не изменилось либо стало еще более опасным, иск может быть предъявлен и до конца этого срока.

3. Верховный Суд РФ особо указывает на исключительные случаи, когда суд, рассматривая дело о лишении родительских прав, может отказать в иске, но при этом отобрать ребенка, если того требуют его интересы, и передать его органам опеки и попечительства, т.е. ограничить ответчика в родительских правах (п.13 Постановления N 10).

Исключительность подобных случаев Верховный Суд РФ видит в следующем: хотя виновное поведение ответчика доказано, суд, учитывая его личность, другие конкретные обстоятельства (например, особую привязанность к нему ребенка, искреннее раскаяние ответчика), сочтет лишение родительских прав слишком суровой карой. Причем суд также предупреждает ответчика о необходимости изменить свое отношение к детям, а на орган опеки и попечительства возлагает контроль за его поведением.

4. Ограничение (как и лишение) родительских прав не освобождает от обязанности содержать своего ребенка, т.е. от алиментных обязательств. Поэтому суд одновременно обязан взыскать с ответчика алименты (если это уже не было сделано раньше, например, при расторжении брака).

Еще одна — общая для ограничения и лишения родительских прав — обязанность суда: сообщить об этом в орган загса по месту государственной регистрации рождения ребенка (направить выписку из своего решения в трехдневный срок с даты его вступления в силу).

Консультации и комментарии юристов по ст 73 СК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 73 СК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Ст 73 гк рф с комментариями