Статья 318 УК РФ. Применение насилия в отношении представителя власти (действующая редакция)

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 318 УК РФ

1. Потерпевшим является представитель власти, понятие о котором содержится в примечании к комментируемой статье, и его близкие. Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Понятие должностного лица дано в примечании 1 к ст. 285 УК.

Правоохранительными являются государственные органы, на которые законом возложена функция борьбы с правонарушениями и обеспечения законности. К ним относятся органы прокуратуры, внутренних дел, федеральной службы безопасности, пограничной службы РФ, Службы внешней разведки РФ, таможенные.

Система государственных органов, основной функцией которых является контроль за соблюдением законности, характеризуется как контролирующая. Она включает органы ветеринарного, государственного страхового, санитарно-эпидемиологического, иммиграционного надзора, государственной налоговой службы и др.

К иным лицам относятся должностные лица, осуществляющие законодательную или исполнительную власть, наделенные властными полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, не находящимися у них в подчинении, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, состоящие на государственной службе аудиторы и др.).

Содержание понятия «близких» аналогично такому же понятию в составе преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

2. Объективная сторона характеризуется применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и угрозой применения насилия.

О понятии насилия, не опасного для жизни и здоровья, см. комментарий к ст. 161 УК.

Содержание угрозы в комментируемой статье не конкретизировано, но может включать угрозу убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества и т.д.; может быть высказана непосредственно потерпевшему или передана ему через третьих лиц.

Применение насилия или угроза его применения образуют состав рассматриваемого преступления только в том случае, если указанные деяния были совершены в связи с законной деятельностью представителя власти. Насилие, обусловленное незаконными действиями представителя власти, не образует состава рассматриваемого преступления.

3. Преступление считается оконченным с момента применения физического или психического насилия.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. В качестве ее обязательных признаков выступают:

— цель совершения преступления — воспрепятствовать исполнению представителем власти должностных обязанностей;

— мотив — месть за их исполнение.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет. Лицо в возрасте от 14 до 16 лет в случае применения насилия в отношении представителя власти или его близких, в результате чего был причинен тяжкий или средней тяжести вред здоровью, несет ответственность по ст. ст. 111 и 112 УК.

6. О насилии, опасном для жизни и здоровья (ч. 2 ст. 318 УК), см. комментарий к ст. 162 УК.

Причинение вреда здоровью любой тяжести охватывается нормами ч. 2 ст. 318 УК, и дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требует. Вместе с тем насилие, совершенное с особой жестокостью, издевательством или мучениями, в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, повлекшее тяжкий вред здоровью, образует совокупность преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 318 и ч. ч. 2 или 3 ст. 111 УК.

Статья 318 УК РФ. Применение насилия в отношении представителя власти

Новая редакция Ст. 318 УК РФ

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к Статье 318 УК РФ

1. Объектами преступного посягательства являются здоровье и психическая неприкосновенность личности потерпевшего, а также нормальная публичная деятельность органов управления.

2. Потерпевшим от этого преступления может быть согласно примеч. к ст. 318 должностное лицо правоохранительного органа либо иное должностное лицо, которое обладает организационно-распорядительными полномочиями в отношении неограниченного и неопределенного круга лиц, независимых от него по службе. Кроме названных лиц потерпевшими от преступления могут быть близкие упомянутых лиц (о понятии «близкие лица» см. коммент. к ст. 317).

3. Объективная сторона состава преступления (ч. 1) выражается в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, к названным в коммент. статье лицам либо угрозе применения к ним насилия. Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимается причинение потерпевшему побоев либо совершение других насильственных действий, не влекущих за собой какого-либо вреда его здоровью. Содержание угрозы может быть различным вплоть до угрозы убийством, а также неопределенным. Угроза насилием должна быть реальной, т.е. такой, чтобы у потерпевшего были основания опасаться осуществления данной угрозы. Способы выражения угрозы могут быть различными: устно (словами), жестами, письменно.

4. Необходимым для квалификации деяния как преступления является применение насилия или угрозы в отношении представителя власти или его близких, осуществленное в связи с исполнением ими своих обязанностей. Понятием «в связи с исполнением представителем власти должностных обязанностей» охватывается как время осуществления насилия или угрозы его применения в период выполнения потерпевшим своих должностных обязанностей, так и время, когда они уже выполнены. Применение насилия или угрозы насилием не в связи с исполнением обязанностей должностным лицом не образует преступления, предусмотренного ст. 318.

5. Часть 2 коммент. статьи подлежит применению в тех случаях, когда в отношении представителя власти или его близких применяется насилие, опасное для жизни или здоровья. Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать насилие, которое повлекло за собой причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также насилие, хотя и не повлекшее указанного вреда, однако по своему характеру в момент применения создавало реальную опасность причинения вреда жизни или здоровью указанным лицам. В ч. 2 подразумевается только физическое насилие.

6. Для квалификации действий лица, выразившихся в применении насилия или угрозы его применения по отношению к представителю власти, по ст. 318 необходимо установить, что потерпевший выполнял должностные обязанности на законном основании. Применение насилия или угрозы применения насилия вне связи с исполнением потерпевшим служебных обязанностей следует квалифицировать по статье УК РФ о преступлениях против личности.

7. Преступление окончено (составами) в момент применения физического или психического насилия независимо от того, удалось виновному или нет воспрепятствовать исполнению представителем власти своих должностных обязанностей.

8. Субъективная сторона составов преступления характеризуется прямым умыслом. Мотив и цель не являются конструктивными элементами состава в отличие от ст. 317, однако они не могут быть любыми, не связанными с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей.

9. Субъектом преступного посягательства является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

10. Деяния, закрепленные в ч. 1 коммент. статьи, отнесены законодателем к категории преступлений средней тяжести, в ч. 2 — к категории тяжких преступлений.

Другой комментарий к Ст. 318 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Потерпевшим выступает представитель власти, понятие которого дается в примечании к анализируемой статье, а также его близкие.

2. Понятие должностного лица дается в примечании 1 к ст. 285 УК РФ.

Правоохранительные органы — это органы внутренних дел, прокуратуры, органы федеральной службы безопасности, федеральные органы государственной охраны, органы пограничной службы РФ, службы внешней разведки РФ, таможенные органы.

К контролирующим органам относятся органы налоговой службы, иммиграционного, санитарно-эпидемиологического, ветеринарного контроля и т.п.

О понятии близких см. комментарий к ст. 105 УК РФ.

3. Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена в ч. 1, характеризуется совершением одного из двух действий: а) применение насилия, не опасного для жизни или здоровья (см. комментарий к ст. 161 УК РФ); б) угроза применения любого насилия.

Под угрозой применения насилия следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

4. Указанные в законе действия осуществляются в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им должностных обязанностей, т.е. по поводу выполнения им этих обязанностей.

5. Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 2, характеризуется применением насилия, опасного для жизни или здоровья (см. комментарий к ст. 162 УК РФ).

6. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. По смыслу закона виновный либо преследует цель воспрепятствовать исполнению должностных обязанностей представителем власти, либо руководствуется мотивом мести за исполнение таких обязанностей.

Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

Уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Переквалификация на ч. 1 ст. 318 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа

В настоящей статье на примере конкретного дела из моей адвокатской практики будет рассмотрена организация защиты по уголовному делу по ч. 2 ст. 318 УК РФ – применение насилия, опасного для жизни и здоровья представителя власти, и ч. 1 ст. 319 УК РФ – оскорбление представителя власти.

Фабула дела.

Летом 2016 года мною было принято поручение на защиту доверителя по ч. 2 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Доверителя, мне уже ранее приходилось защищать по аналогичному деянию, только по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Предыдущее уголовное дело в отношении доверителя было прекращено в связи с примирением сторон по ст. 25 УПК РФ, а соответственно не влекло юридических последствий. Однако это только юридически, а фактически предыдущий факт привлечения к уголовной ответственности, да еще и по однородному преступлению, мог существенно влиять на дальнейший ход дела. Этим осложнялась защита.

Ознакомившись с материалами, которые мне могли быть предоставлены на стадии предварительного расследования, пообщавшись с подзащитным, обрисовывалась картина произошедшего и была она следующая. В один из дней подзащитный собирался к себе на дачу, вместе со знакомой они сидели на улице и ожидали такси. В этот момент к ним подошел сотрудник полиции и потребовал предоставить документы. Причиной для предъявления требования о предоставлении документов явилось то, что подзащитный находился в состоянии алкогольного опьянения и вел себя на улице шумно. У подзащитного с собой не было документов, что он и пояснил сотруднику полиции. Сотрудник полиции потребовал, чтобы подзащитный проехал с ним в отделение для установления личности. Последний стал ему объяснять, что скоро за ним приедет такси, и он уедет на дачу, что он не находиться в розыске и т.п.

Однако сотрудник полиции настойчиво продолжал требовать, чтобы подзащитный проследовал в отделение (как было установлено позднее, доставление в отделение полиции было связано с необходимостью составления административного материала, в связи с нахождением подзащитного в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения). Подзащитный решил покинуть место, где происходил разговор, на что сотрудник схватил его за руку и начал заталкивать в автомобиль. Сотрудник полиции надел на левую руку подзащитного браслет наручников и пытался надеть второй браслет на правую руку.

Подзащитный начал оказывать неповиновение относительно действий сотрудника полиции, на что последний применил в отношении подзащитного прием борьбы, от чего они совместно упали на асфальт. В результате падения подзащитный оказался снизу, а сотрудник сверху, после этого сотруднику полиции удалось надеть браслет на вторую руку подзащитного и доставить его в отделение полиции.

После прибытия в отделение полиции, сотрудник обратился за медицинской помощью, и у него был диагностирован перелом пятой пястной кости левой кисти. По версии сотрудника полиции данный перелом образовался от действий моего подзащитного, который, помимо прочего, в ходе произошедших событий оскорбил сотрудника полиции, что и послужило основанием для возбуждения уголовного дела по части 2 статьи 318 УК РФ и статьи 319 УК РФ.

Линия защиты.

В любом уголовном деле важно определить ключевой момент, отталкиваясь от которого необходимо выстраивать позицию защиты. В рассматриваемом уголовном деле таким ключевым моментом выступал умысел подзащитного на применение насилия в отношении представителя власти, точнее сказать его отсутствие.

С субъективной стороны ч. 1 и ч. 2 ст. 318 УК РФ характеризуется виной в форме прямого умысла, то есть лицо должно осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления.

Даже если не рассматривать с точки зрения законности действия сотрудника полиции в описываемой ситуации и допустить, что они были правомерны, то максимум что делал подзащитный, это выражал неповиновение представителю власти. На асфальт подзащитный и сотрудник полиции упали совместно, при этом причиной падения послужили не действия подзащитного, а действия сотрудника полиции в виде применения приема борьбы.

По стечению обстоятельств рука сотрудника в результате применения приема борьбы и падения оказалась под телом подзащитного. Учитывая антропометрические данные подзащитного и сотрудника полиции, который был по комплекции и весу значительно больше, а также учитывая законы физики, следует, что тело, находящееся сверху, будет придавливать тело, находящееся снизу, а учитывая физические параметры участников события, вполне возможно причинение телесных повреждений сотруднику полиции. Только вот такие повреждения не могут состоять в причинно-следственной связи с действиями подзащитного, так как возникли по иной причине, не связанной с действиями подзащитного, а соответственно исключается его умысел на применение насилия. Данное обстоятельство являлось основополагающим элементом защиты в описываемом уголовном деле.

Что касается деяния по ст. 319 УК РФ, выразившегося в оскорблении представителя власти, в рассматриваемом уголовном деле, данное деяние могло иметь «техническое значение». Для лиц, неосведомленных в особенностях уголовного процесса, поясню, что полностью прекращать уголовные дела и оправдывать у нас не любят, такова реальная действительность. Деяние по ст. 319 УК РФ в данном случае позволяло полностью не прекращать возбужденное уголовное дело, а завершить его сугубо в рамках оскорбления, которое подзащитный не оспаривал, если причинение насилия не нашло бы своего подтверждения.

Изначально перелом пальца у потерпевшего подтверждался наличием медицинских документов, однако в ходе предварительного расследования была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая не подтвердила наличие перелома. Так уголовное дело с ч. 2 ст. 318 УК РФ было переквалифицировано на ч. 1 ст. 318 УК РФ, что уже облегчало участь подзащитного, так как ч. 1 ст. 318 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, тогда как часть вторая указанной статьи относится к категории тяжких преступлении.

Далее подзащитному было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 318 УК РФ, ст. 319 УК РФ. Обвинение, предъявленное одновременно по ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ, вызывало сомнения в его законности, так как инкриминируемое причинение насилия и оскорбление происходило по версии обвинения в одно и то же время, в одном месте, одно предшествовало другому. Оба инкриминируемых действий являются взаимосвязанными, соответственно все действия необходимо оценивать как единое преступление.

Такую позицию защиты я решил довести до следствия путем заявления соответствующих возражений. В возражениях была заложена мысль, относительно незаконности квалификации действий подзащитного одновременно по двум составам (ч. 1 ст. 318 УК РФ и ст. 319 УК РФ), с приведением вышеуказанных доводов об одномоментности совершения инкриминируемых деяний, а соответственно необходимости квалифицировать по наиболее тяжкому составу.

Цель таких возражений была направлена на то, чтобы прокурор, а впоследствии и суд, могли задуматься над изложенной мыслью, и в случае отведения иных доводов защиты исключить хотя бы обвинение по статье 319 УК РФ.

Следственные органы, как и ожидалось, не исключили обвинение по ст. 319 УК РФ и уголовное дело с обвинительным заключением ушло в суд в том же объеме обвинения.

Судебное рассмотрение.

Сложившаяся судебная практика по подобного рода преступлениям в Новосибирской области свидетельствует, что в последнее время осужденным назначается наказание в виде реального лишения свободы. Учитывая тот факт, что подзащитный по прошествии непродолжительного времени совершил аналогичное деяние, последнему в случае вынесения обвинительного приговора с большой долей вероятности могло быть назначено наказание, связанное с реальным лишением свободы.

Наказание по статье 319 УК РФ не предусматривает лишения свободы как такового, а предусмотренный санкцией указанной статьи штраф вполне устроил бы подзащитного. По согласованной с подзащитным позицией, последний не отрицал факта оскорбления, однако отрицал наличие умысла на причинение насилия сотруднику полиции.

В ходе судебного рассмотрения дела, умысел на применение насилия ничем не доказывался. Фактически было установлено все тоже, что и на следствии. Подсудимый и потерпевший вместе упали, рука полицейского оказалась под телом подсудимого. Потерпевший утверждал, что подсудимый руку силой придавливал к асфальту. Однако на уточняющие вопросы защиты потерпевший сказал, что не может однозначно утверждать умышлено или случайно подсудимый силой придавливал его руку. Прямых доказательств, наличия прямого умысла, а соответственно и субъективной стороны в действиях подсудимого на причинение насилия в отношении представителя власти в ходе судебного заседания установлено не было.

Наступило время прений. В ходе прений государственный обвинитель согласился с ранее изложенной мною позицией об одномоментности деяний, и попросил суд квалифицировать деяние, совершенное подсудимым по одной статье 318 УК РФ. Таким образом, результат, который я закладывал, писав ходатайство о необходимости изменения обвинения, был достигнут. Государственный обвинитель попросил назначить подсудимому наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей, то есть ровно в пределах санкции статьи 319 УК РФ.

Итог по делу.

Суд квалифицировал действия подсудимого по оскорблению представителя власти и причинения ему насилия по одной статье 318 УК РФ ввиду одномоментности совершения деяний и назначил наказание в виде штрафа 30 000 рублей. Такое наказание полностью устраивало сторону защиты, так как соответствовало санкции деяния по статье 319 УК РФ, вину, в совершении которого признавал подсудимый.

В конце рассмотрения настоящего дела хотелось бы отметить, что хоть в отношении подзащитного и был вынесен обвинительный приговор по ч. 1 ст. 318 УК РФ, фактически для него такой приговор стал некой «альтернативной реальностью» приговора оправдательного, так как назначенное наказание было ровно таким же, как если бы его назначили только за оскорбление по ст. 319 УК РФ. Главное, чего больше всего опасался подзащитный – реального лишения свободы, не произошло. Вынесенный судом приговор представлял собой «соломоново решение» по столь неоднозначной ситуации, обжаловать такой приговор не захотела ни сторона обвинения, ни сторона защиты.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Статистика приговоров российских судов по ч.1 ст.318 УК РФ

В настоящее время производится уголовное преследование участников шествия и митинга на Болотной площади 6 мая 2012 года («Дело 6 мая», «Болотное дело»). Всего в качестве подозреваемых и обвиняемых по делу к ответственности привлечены 19 человек: в отношении Максима Лузянина вынесен приговор (4,5 года лишения свободы), 11 человек на данный момент находятся под арестом, 5 – под подпиской о невыезде, 1 – под домашним арестом, 1 – в федеральном розыске. Основные статьи, которые вменяются фигурантам дела – статья 318 ч.1 УК РФ (Применение на насилия в отношении представителя власти) и статья 212 ч.2, ч.3 УК РФ (Участие и призывы к массовым беспорядкам).

В данном исследовании хотелось бы подробнее остановиться на статье 318 ч.1

Статья 318 УК РФ. Применение насилия в отношении представителя власти

Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей — наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, — наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Отдельно подчеркнём, что почти всем фигурантам дела, которые обвиняются или подозреваются по этой статье (кроме М.Косенко), вменяется только ст. 318 ч.1. – «Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо угроза применения насилия», т.е. речи о применение в отношении полицейских насилия, которое могло бы быть опасным для жизни или здоровья не идет.

Внимание именно к данной статье уголовного кодекса объясняется несколькими причинами. На пресс-конференции 20 декабря 2012-го года Владимир Путин заявил:

Второе, по поводу того, кто сидит в тюрьме: я не думаю, что за участие в массовых акциях, даже если они были проведены с нарушением закона, нужно сажать в тюрьму. Вот у меня лично как у главы государства и у человека, который имеет базовое юридическое образование, такая позиция. Но – и я хочу обратить на это особое внимание – недопустимо абсолютно рукоприкладство в отношении представителей органов власти.
Вы наверняка относитесь с уважением к правовой системе Соединённых Штатов. Попробуй там руку в карман [засунуть] и вытащи что-нибудь – сразу пулю в лоб получите, без разговоров. И полицейского оправдают. Там очень жёсткие правила в отношении представителей правопорядка. Почему кто-то считает, что у нас дозволено срывать погоны, либо бить по лицу, либо душить представителя власти? Если мы с вами позволим это делать кому бы то ни было, вне зависимости от политических взглядов этих людей, мы развалим правоохранительную систему страны.
Завтра они скажут: идите сами на улицу и боритесь – допустим, с представителями крайних националистических движений. Вы одобряете их деятельность? Думаю, что – имея в виду ваш либеральный подход – вряд ли. Так они скажут: «Очки сними и иди туда, и дерись с ними сам». Вы понимаете, мы развалим полицейскую систему. Крайне аккуратно нужно к этому подходить.
Но деталей, я говорю искренне, Вы назвали фамилии, я не знаю: по каким основаниям этих людей задержали и на период расследования лишили свободы, – но я посмотрю. Если это связано с тем, что я сказал, я вмешиваться не буду. Если связано просто с тем, что они принимали участие в этих акциях, – думаю, что это неправильно, и вообще на будущее, конечно, правоохранительные органы должны будут иметь это в виду.
http://www.kremlin.ru/news/17173

  • Непосредственно на следующий день 21 декабря фигуранту «Болотного дела» Алексею Полиховичу добавили обвинение по статье 318 ч.1. Один из полицейских вспомнил, что Полихович «ударил его по руке». http://www.lenta.ru/news/2012/12/21/more/ В связи с предъявлением Полиховичу нового обвинения некоторые близкие к защите по этому делу люди, в частности участники проекта «Росузник», заявляют о связи нового обвинения и слов В.Путина на пресс-конференции (напомню, что до 21 декабря Полихович обвинялся только по ст. 212 ч.2 («Участие в массовых беспорядках»).
  • Сразу после событий на Болотной площади пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что «За раненного омоновца надо размазать печень митингующих по асфальту» (цитата со слов депутата Ильи Пономарева http://ilya-ponomarev.livejournal.com/482999.html).
  • Таким образом, даже из описания трех данных цитат и событий следует, что основным действием, которое вменяются в вину участникам шествия и митинга 6 мая на Болотной площади, является «применение насилия к представителю власти» — ст.318 ч.1.

    Здесь отмечу, что основным обвинение по статье 318 ч.1 является только в информационном поле. Согласно УК РФ статья 212 («Массовые беспорядки») предусматривает более строгое наказание (от трех до восьми лет по ч.2 – «участие в массовых беспорядках»), в то время как по статье 318 ч.1 («Применение насилие к представителю власти») – предусмотрено лишение свободы до пяти лет.

    Рассмотрим правоприменительную практику по статье 318 ч.1 подробнее и ответим на следующие вопросы:

    • как часто совершаются правонарушения, подпадающие под действие статьи 318 ч.1, являются ли эти нарушения исключительными или данная статья является «популярной».
    • какие приговоры выносятся в отношении лиц, обвиняемых по данной статье, но не принимавших участие в каких-либо политических акциях
    • какие факторы оказывают влияние на вынесение того или иного приговора в отношении обвиняемых по статье 318 ч.1
    • какая мера пресечения выбирается для обвиняемых по ст. 318 ч.1, не принимавших участие в каких-либо политических акциях.
    • Методика оценки.

    • В качестве источника информации о приговорах по ст. 318 ч.1 использовался сайт www.rospravosudie.com
    • Сравнивались упоминания тех или иных критериев анализа в текстах приговоров, поиск осуществлялся с помощью поисковых возможностей сайта www.rospravosudie.com
    • Могут быть некоторые искажения из-за того, что только часть судов публикует решения по уголовным делам в полном объеме. По оценкам сайта www.rospravosudie.com сегодня на сайтах судов опубликовано 50% решений по уголовным делам.
    • Возможны статистические искажения, связанные с различными способами задания поисковых запросов
    • Для контроля результатов, полученных с помощью поисковых запросов, были вручную проанализированы 100 (сто) приговоров, с 15.11.12 до 28.12.12, по данным этой выборки составлены отдельные таблицы и графики, результаты сравнивались с общими данными поиска.
    • Только первая инстанция, чтобы исключить влияние кассаций и апелляций.
    • Данные за 2010-2012 гг. — с начала публикации судебных решений на сайте www.rospravosudie.com
    • Критерии для оценки и анализа.

      Для статистического анализа и сравнительной оценки были взяты следующие критерии, характеризующие приговор и уголовное дело

    • Наказание, назначенное по итогам рассмотрения уголовного дела
    • Наличие у подсудимого на момент совершения преступления по статье 318 ч.1 судимости или неотбытого условного срока
    • Мера пресечения, которая применялась к обвиняемому, на время проведения следственных действий
    • Некоторые приговоры рассмотрены подробно, с дополнительным описанием рассматриваемого дела, характеристик обвиняемого и т.д.

      Итоги статистического исследования

      В дальнейшем исследовании использовались только приговоры, определяемые сайтом как «обвинительные приговоры», т.е. было рассмотрено 5681 обвинительных приговоров, вынесенных по статье 318 ч.1 в период с 2010-го по 2012 год.

      В рамках рассмотрения приговоров один из файлов содержал постановление о прекращении уголовного дела, ошибочно распределенный на сайте в подраздел «обвинительные приговоры». Таким образом, было рассмотрено 5680 приговоров.

      Наказания, вычисленные по итогам рассмотрения уголовного дела согласно поисковым запросам

      Наказания, вычисленные по итогам ручного рассмотрения 100 приговоров

      Сравнимая две таблицы видим, что присутствующие расхождения не выходят за границы допустимой погрешности, в целом – ручная проверка полностью подтверждает данные, полученные с помощью поисковых запросов.

      Общая диаграмма распределения приговоров

      

      Таким образом, по итогам рассмотрения статистики приговоров, можно утверждать, что 86,6% наказаний по приговорам по ст. 318 ч.1 не связаны с реальным лишением свободы, 3,7% — связаны с отбыванием наказания в колонии-поселении и только 9,7% приговоров связаны с отбыванием наказания в колониях общего и строго режима.

      Затем вручную были проанализированы 60 приговоров (по 20 приговоров для трех случаев – колония-поселение, колония общего режима, колония строгого режима), в которых подсудимый приговаривается к реальному отбытию наказания в колонии-поселении или в колониях общего или строго режима на предмет наличии или отсутствия у подсудимых предыдущих судимостей, условных сроков на момент совершения преступления, неотбытого УДО на момент совершения преступлений.

      Судимости в обвинительных приговорах с реальным сроком с отбытием в колонии-поселении

      Условные сроки, УДО, исправительные работы в приговорах подсудимым, имеющим одну или несколько судимостей

      В столбце 2 указаны сроки наказания с учетом присоединения неотбытых сроков в случае наличия условного наказания или УДО.

      Общее сравнение столбцов данной таблицы показывает, что при наличии судимости приговор значительно более суровый (до 6,5 лет с учетом неотбытого условного срока), при отсутствии судимости чаще всего назначается наказание 3-6 месяцев.

      С учетом того, что наказание в виде срока с отбытием в колонии-поселении назначается в 3,7% случаев (смотрите Таблицу 2,3), получаем, что при отсутствии судимостей срок с отбытием в колонии-поселении подсудимый получает в 1,85% случаев (далее округляем до 2%) и чаще всего этот срок – 3-6 месяцев.

      Судимости в обвинительных приговорах с реальным сроком с отбытием в колонии общего режима

      * — примечания к приговорам: 1-ый приговор – совершен наезд по касательной на полицейского, полицейский настаивал на строгом наказании, 2-ой приговор – отрицательные характеристики, склонность к употреблению спиртного (алкоголик)

      ** — по одному приговору – на момент вынесения приговора – у одного подсудимого – 1 судимость, у второго – нет судимостей, но подсудимые (два человека, преступление совершалось группой) содержались под стражей и ждали суда, поэтому указано, что судимостей две.

      * — по одному приговору – ограничение свободы вместо условного срока

      ** — по одному приговору – проходят два подсудимых, у одного есть УДО, у второго нет.

      Длительность приговоров в зависимости от наличия или отсутствия судимости

      * — после приговора по ст. 318 ч.1 был вынесен приговор по другой статье, общий срок после двух приговор – 9 лет

      ** — в момент вынесения приговора подсудимые находились под стражей и ожидали суда по тяжким статьям, на момент вынесения приговора по ст. 318 ч.1 приговор по первому обвинению одному из подсудимых не был вынесен, второму – был вынесен (общий срок 18 лет 9 мес).

      Общее сравнение столбцов данной таблицы показывает, что при отсутствии судимостей вынесение пригора с содержанием в колонии общего режима– гораздо менее вероятно (10% — всего два приговора). Вынесение данных приговоров характеризуется дополнительными обстоятельствами: 1-ый приговор – требование потерпевшего о суровом наказании, 2-ой приговор – отрицательные характеристики, пьянство и алкоголизм подсудимого. При наличии судимостей – выносятся приговоры от 0,5 до 3,0 лет.

      С учетом того, что наказание в виде срока с отбытием в колонии общего режима назначается в максимум 9,7% случаев (смотрите Таблицу 2,3, принято максимальное значение – если допустить, что в колонии строго режима 0%), то получаем, что при отсутствии судимостей срок с отбытием в колонии общего режима подсудимый получает в 0,97% случаев (далее округляем до 1%)

      Судимости в обвинительных приговорах с реальным сроком с отбытием в колонии строго режима

      Общее сравнение столбцов данной таблицы показывает, что при отсутвии судимостей приговоры с содержанием в колонии строгого режима–отсутствуют (0%). Наказание назначается на срок от 3 месяцев до 2,5 лет (учитывается срок только по ст. 318 ч.1.).

      Процентное содержание приговоров при отсутствии прежних судимостей в общем количестве приговоров по ст.318 ч.1

      Расчетная формула: N = NОБЩ*NСУДИМ

      N – процентное содержание приговоров с отбыванием наказания в колонии (поселении, общего или строго режима) при отсутствии прежних судимостей в общем количестве приговоров

      NОБЩ – процентное содержание приговоров с отбыванием наказания в колонии (поселении, общего или строго режима) (см. Таблицу 2, Диаграмму 1)

      NСУДИМ – процентное содержание приговоров при отсутствии судимостей среди приговоров с отбыванием наказания в конкретном типе колоний (поселении, общего или строгого режима) (см. Таблицу 4,7,10, Диаграмму 2,4,6)

      Меры пресечения, применяемые к обвиняемым, вычисленные по итогам рассмотрения уголовного дела согласно поисковым запросам

      Меры пресечения, применяемые к обвиняемым, вычисленные по итогам ручного рассмотрения 100 приговоров

      Сравнивая две таблицы, видим, что присутствует довольно значительно расхождение – процентное содержание в строке «содержание под стражей» отличается на 10%, с учетом возможного содержания в графе «изъято» — 7%. Однако, не смотря на это, в обеих таблицах выполняется основная закономерность – значительное преобладание подписки о невыезде, как меры пресечения.

      Также можно заключить, что в целом – ручная проверка полностью подтверждает закономерности, полученные с помощью поисковых запросов.

      Общая диаграмма распределения мер пресечения

      Затем вручную были проанализированы приговоры, и сравнивалось наличие предыдущих судимостей и выбранная мера пресечения.

      Мера пресечения в зависимости от наличия или отсутствия предыдущих судимостей

      Мера пресечения при отсутствии судимостей

      Мера пресечения при наличии одной судимости

      Мера пресечения при наличии двух и более судимостей

      Таким образом, при отсутствии у подсудимого предыдущих судимостей содержание под стражей избирается в качестве меры пресечения только в 5% случаев. При наличии судимостей такая вероятность составляет – 33-35%.

      Судимости при мере пресечения – содержание под стражей

      Процентное содержание заключения под стражу, как меры пресечения, при отсутствии прежних судимостей, в общем количестве рассматриваемых дел с обвинительным приговором

      Расчетная формула: N = NОБЩ*NСУДИМ

      N – процентное содержание дел с заключением под стражу как меры пресечения, при отсутствии прежних судимостей в общем количестве рассматриваемых дел.

      NОБЩ – процентное содержание дел с заключением под стражу как мерой пресечения в общем количестве дел, без учета судимостей (Таблица 15, Диаграмма 9).

      NСУДИМ – процентное содержание дел, в которых у подсудимого отсутствует судимость, но при этом в качестве меры пресечения выбрано содержание под стражей (Таблица 19, Диаграмма 13).

      Расчет. N = NОБЩ*NСУДИМ = 0,16*0,25*100% = 4%.

      Таким образом, получаем, что при отсутствии у обвиняемого судимостей мера пресечения в качестве содержания под стражей избирается в 4% случаев.

      Этот расчет примерно соответствует результатам ручного анализа 40 приговоров, в которых у обвиняемых не было судимостей, на предмет избирания им мер пресечения. По этому расчету при отсутствии судимостей содержание под стражей избирают в 5% случаев.

      Примем максимальное значение и будем считать окончательным результат, что при отсутствии у обвиняемого судимостей содержание под стражей как мера пресечения избирается в 5% случаев.

      Мера пресечения при отсутствии судимостей у обвиняемого

      1. О характере и методологии проведенного исследования.
        Несмотря на некоторые недостатки методов, используемых при анализе (частичная (около 50%) публикация приговоров, возможные расхождения в цифрах в связи с неточностями поисковых запросов или изъятия некоторых данных из приговоров, относительно малой выборкой приговоров для ручного анализа), полученные результаты можно использовать для выявления основных закономерностей, погрешность в статистических исследованиях незначительная.
      2. О полученных результатах
        1. Приговоры по ст. 318 ч.1 являются распространенными, только за два года опубликовано 5680 приговоров по данной статье, в отношении применения данной статьи наработана большая правоприменительная практика. В подавляющем большинстве приговоров действия подсудимых не имели под собой каких-либо политических мотивов.
        2. При вынесении приговора по ст. 318 ч.1 в 86,6% наказание не связано с лишением свободы (условный срок или штраф), в 3,7% случаев выносится приговор в виде отбывания срока в колонии-поселении, в 9,7% — в колонии общего или строго режима. При этом, при отсутствии у подсудимого предыдущих судимостей наказание, не связанное с лишением свободы, выносится в 97%, с отбытием в колонии-поселении – в 2% случаев, в колонии общего режима – в 1%, в колонии строго режима – 0%.
        3. Мера пресечения в 84% случаев избирается не связанная с содержанием под стражей (подписка о невыезде, обязательство о явке), в 16% — содержание под стражей. При этом, при отсутствии у подсудимого судимостей, мера пресечения, не связанная с содержанием под стражей, избирается в 95% случаев, содержание под стражей назначается в 5%.

        По результатам проведенного исследования вынесенных приговоров по статье 318 ч.1 можно заключить, что применение насилия в отношении представителя власти, несомненно, является уголовным преступлением (если требования представителя власти были законными, и в его действиях не было состава преступления или нарушений инструкций) и требует наказания. Однако, согласно законам Российской Федерации и сложившейся правоприменительной практики, в подавляющем большинстве случаев (в 97%) при привлечении к ответственности ранее не судимых лиц данное наказание не связано с лишением свободы, а наказание в виде реального срока с отбытием в колонии общего режима назначается в 1% случаев. Кроме того, в 84% случаев обвиняемым по этой статье избирается мера пресечения, не связанная с содержанием под стражей, для ранее несудимых этот процент — 95%, т.е. в отношении ранее несудимых обвиняемых арест как мера пресечения избирается только в 5% случаев.

        При этом такая правоприменительная практика не приводит «к развалу правоохранительной системы России» или к возмущениям или отказу сотрудниками полиции исполнять свои служебные обязанности.

        «Дело 6 мая», которое послужило поводом для проведения данного исследования, является крайне политизированным, в отношении происходивших во время шествия событий искусственно нагнетается обстановка, связанная со столкновениями участников шествия и сотрудников полиции и ОМОНа. В СМИ и интернете создается искусственное ощущение того, что за рукоприкладство в отношении сотрудника полиции (даже без учета событий, которые способствовали данному рукоприкладству и возможных нарушений закона и должностных инструкций со стороны сотрудников полиции) обвиняемый должен получить крайне строгое наказание, обязательно связанное с лишением свободы. Однако, согласно сложившейся в России правоприменительной практике – это не так. В 86,6% случаев выносимое по ст.318 ч.1 наказание не связано с лишением свободы, а при отсутствии у подсудимых судимостей этот процент – 97% (напомню, что практически все обвиняемые по «Делу 6 мая» ранее не судимы, Максим Лузянин имеет погашенную судимость от 1998-го года).

        Применение насилия в отношении представителей власти требует юридической оценки и требует уголовного наказания (в случае, если действия сотрудников полиции также были всесторонне рассмотрены, оценены и в их действиях не обнаружено состава преступления). Однако очень бы хотелось, чтобы при вынесении приговоров фигурантам «Дела 6 мая» суд руководствовался законами Российской Федерации и сложившейся в Российской Федерации правоприменительной практикой, а не законами других стран, в частности США, обывательским преставлением об этих законах и мнением, что в США при общении с полицией любой может получить «пулю в лоб», чьими бы ни было распоряжениями «размазать печень митингующих по асфальту», нагнетаемым в СМИ мнением и истерией или политической целесообразностью. Наряду с охраной безопасности сотрудников полиции справедливое и независимое рассмотрение дела в суде, при соблюдении всех законов и с учетом сложившейся правоприменительной практики, является основой всей государственной системы любой страны, живущей в правовом поле.

        Статья 318 ч 1 ук